Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Вышла новая методичка Центробанка

За что банки блокируют счета 2017-2018

 

Если банк найдет факты или признаки уклонения...

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 20 октября
Новости
В ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ ПЛАНИРУЕТСЯ СОЗДАНИЕ ЭКСПОРТНОГО ЦЕНТРА
Вопрос-ответ
КАК ОТКРЫТЬ КАФЕ В ЖИЛОМ ДОМЕ?
Каталог
ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Выставка подарки

Лифты в Иркутске

Деловая сеть

Мир Эклера

ВостСибМебель

Дом.ру

СЭЙВ

Типография Иркут

Архив журнала «Капитал»

Анализ рынка

Запертая мощность фермы Федотова

Иркутский фермер Федотов готов увеличить свое стадо в несколько раз и давать миллион литров молока в год, осушить окрестные болота и превратить их в пастбища. Но вместо этого он бегает по кабинетам чиновников, у которых свои виды на сегодняшний процесс импортозамещения.

 

Герой нашей публикации в 1991 году, имея северный стаж, в 55 лет ушел на пенсию. А поскольку сил и энергии было предостаточно, да и родом Виктор Федорович с Качугского района, то есть вырос на земле, решил он заняться сельским хозяйством.

Вернувшись в родные края, получил землю, на которой вместе с сыном начал строить овощехранилища. Но стоимость дизельного топлива тогда постоянно росла, и начинающие предприниматели прикинули, что возить овощи в Иркутск за 250 километров будет экономически невыгодно.

— Потом началась реорганизация воинских соединений в Иркутском районе, — вспоминает Виктор Федотов. — За поселком Пивовариха, на земле, где сейчас находится моя ферма, располагалась военная база, тут стояла техника, радары.

На месте этой воинской части мне и предложили построить ферму. Когда я впервые приехал сюда, тут невозможно было проехать даже на моем джипе. Но участок приглянулся, я представил, как уютно тут можно обустроиться. И подписав договор на аренду участка, начал строиться. А военная техника уже на моей земле еще год стояла.

Сначала Федотов разводил свиней. Спустя какое-то время поголовье разрослось до 3,5 тысяч. Но на самом пике производственных мощностей бизнес пришлось свернуть, поскольку сбывать продукцию оказалось очень проблематично.

— Параллельно со свиньями я тогда держал несколько коров, — продолжает фермер. — Если поросят растил восемь месяцев, то коровы давали молоко ежедневно. Кроме того, оказалось, что сбывать молоко гораздо легче: спрос на этом рынке превышает предложение. Поэтому и решил перепрофилироваться под молочное производство.

Воля есть. Земли дайте

Сегодня ферма Федотова похожа на небольшой обособленный поселок, живущий по своим правилам.

— Работаем мы уже без малого 16 лет, — продолжает рассказывать фермер. — К сожалению, таких старых фермерских хозяйств в Иркутском районе очень немного. В конце девяностых — начале двухтысячных разорились очень многие — фермеры умели работать с землей, со скотиной, а вот деньги считать, продумывать экономику своего предприятия не умели. Были и те, кто просто разочаровался в этом бизнесе, поскольку не чувствовали поддержку от государства.

На вопрос, что же нужно фермерам от государства, Виктор Федотов отвечает однозначно — земля и воля. По словам предпринимателя, воли фермерам дали столько, что не унести, а вот с землей проблема. В стране и, в частности, в регионе много необработанных земель, которые сельхозпроизводители не могут получить для своих нужд.

— В этом году я обратился в министерство имущественных отношений, в ведение которого передали все земли Иркутского района, — делится Виктор Федорович. — Просил выделить мне 536 га заброшенных и заболоченных земель, которые, к слову, горят каждый год, и в которые я готов вложить большие деньги, чтобы сделать там пастбище. Землю мне дать готовы, но Ушаковская администрация до сих пор не провела работу по утверждению генерального плана муниципального образования. И вот из-за этой недоработки чиновников мы сидим и ждем. Более того, вокруг меня много земли уже пригодной для ведения хозяйственной деятельности, но мне и ее не дают. А тем временем она приходит в запустение, там уже сосны начинают расти. Тут надо подключаться Иркутскому району, министерству сельского хозяйства и прорабатывать вопросы с землей, поскольку ее катастрофически не хватает всем фермерам.

Стоит добавить, что сейчас у Виктора Федоровича, чтобы пасти скот, есть 85 га в долгосрочной аренде. Но он уже два года не может выкупить эту землю и перевести ее в собственность. Для него это необходимо, поскольку по договору аренды на земле нельзя построить даже навес для коров, чтобы они прятались от жары.

Строить основательно,  для правнуков

Планы по расширению фермы у героя нашей публикации грандиозные — Виктор Федотов планирует построить на территории фермы откормочник, родилку, большой коровник, навесы, выгульные дворы, лабораторию ветеринарной службы, и даже пункт охраны и жилой дом для работников фермы.

Основная часть этого строительства уже закончена: каждый год фермер вкладывает в расширение значительные средства. Как он сам признается, вкладывать такие деньги — обременительно, но ничего не остается — получить грант на развитие не удается уже два года подряд.

— Уже в этом году мы планируем закончить строительство зернохранилища на тысячу тонн и увеличить поголовье коров, — делится Виктор Федотов. —  Строим основательно, навечно, чтобы правнукам хватило. К примеру, многие удивляются тому, что у меня на строящимся коровнике стоят пластиковые окна. А я не могу иначе, мне пластиковые окна экономически выгоднее — они проживут дольше, они лучше сохраняют тепло, их легко открывать и закрывать, чтобы вентиляция была. А заметили, как у меня продуманы выгульные дворы — с перегородками, бетонными полами, системами слива воды? Был в Германии на ферме, и у них подсмотрел эту концепцию, адаптировав ее под наш климат. Я был поражен тем, как у них там все опрятно — никаких запахов, никакой грязи. И животные там содержатся в очень комфортных условиях — все коровы чистые, ухоженные. Я уже не говорю об условиях для людей.

Работников, кстати, у Виктора Федоровича пока только четверо, и живут они на ферме в отдельном доме. Сейчас, с прицелом на расширение штата, на территории планируется строительство жилого благоустроенного дома на восемь трехкомнатных квартир.

Коров на ферме Федотова сейчас тоже немного относительно имеющихся планов на будущее — 50 голов. Но через год, по словам фермера, после отела их станет раза в два больше.

— У энергетиков есть понятие «запертая мощность». Это когда, к примеру, возможности котельной намного превышают пропускную способность теплотрассы, — объясняет Виктор Федотов. — Вот запертая мощность — очень точное определение сегодняшнего состояния нашей фермы. Мы можем выдавать гораздо больше молока, чем сейчас, но сделать это не позволяет количество земли и финансирования. К примеру, в мае я планировал закупить еще сто голов молодняка, но это при условии, что решится вопрос с землей. А он, видимо, в этом году уже не решится.

Экономическая диверсия, не иначе

Сейчас ферма Федотова перерабатывает молоко, варит творог, взбивает масло и сливки. На рынки выходить с продукцией нужды нет, уверяет фермер, — люди сами приезжают и раскупают продукцию. Некоторые даже привозят сюда детей как в зоопарк. А к тому времени, когда ферма нарастит объемы производства, Виктор Федотов планирует обзавестись цехом по переработке молока и собственным магазином в Иркутске.

Мы не могли не задать Виктору Федотову вопрос о кредитах. Ведь исходя из дискуссии между фермерами и региональными чиновниками, опубликованной у наших коллег — в февральском номере иркутского журнала «Капиталист» (№01 (87) февраль-март 2016), доступность кредитов — один из самых болезненных вопросов для фермеров.

Герой нашей публикации, как он сам рассказывает, поднимал свой бизнес именно на кредитах. Но в 1990-х предлагались низкие ставки — 8% годовых. В таких условиях можно было работать. Сейчас же, сетует фермер, платить банкам 16% не хочется. Особенно после того, как в поездке по Германии он узнал, что для фермеров там существует процентная ставка 2,5%.

— Компенсация процентной ставки, о которой говорят, выглядит не так просто, как может показаться, — отвечает Виктор Федорович на резонный вопрос нашего корреспондента о форме поддержки сельхозпроизводителей в виде компенсации части процентной ставки. — Там сперва нужно взять кредит, после этого собрать документы и предоставить их в минсельхоз области, который в свою очередь посылает эти документы в министерство сельского хозяйства России. И только потом мне начинают понемногу возвращать часть процентной ставки в денежном выражении.

Пока тянется вся бумажная волокита, проходит шесть-семь месяцев. То есть компенсацию процентной ставки фермер начинает получать только через полгода после выплат кредита с полными ставками.

— Это большие деньги, которые на полгода изымаются из оборота фермерского хозяйства — экономическая диверсия, иначе не сказать. Почему нельзя, чтобы фермер сразу платил проценты по сниженной ставке, а банк с министерством после сами решали свои дела? 

Импортозамещение в рамках одной фермы

Виктор Федотов считает, что пока курс на импортозамещение, о котором много говорится — просто лозунг. Хотя он утверждает, что какие-то подвижки, конечно, происходят. Но их недостаточно.

— Рад, что наконец-то на нас обратили хоть какое-то внимание. Я вообще готов поклониться западным странам в пояс за то, что они вынудили нас задуматься о том, что такая огромная страна с большими территориями и возможностями не может себя самостоятельно прокормить, — продолжает фермер. — Не могу мыслить масштабами всей страны, ситуацию с импортозамещением рассматриваю через призму своей фермы. Если бы мне удалось получить грант, расширил бы производство, запустил бы коровник на 200 голов, которые давали бы миллион литров молока в год. Пусть приезжают, смотрят, какой потенциал у фермы, куда будут потрачены деньги, и принимают решение. Сейчас же я вынужден бегать, собирать бумаги и после получать отказ из-за того, что про какую-то бумажку забыл, или из-за того, что не подхожу по некоему незначительному параметру. Надо деньги давать тому, кто может строить, развиваться, расти, кто готов вкладывать свои деньги в ферму. А сделать это могут не все: согласитесь, не каждый готов тратить в год на расширение своего дела сумму, равную стоимости, к примеру, двух новеньких «Ленд Крузеров».

И уже к концу экскурсии по ферме мы решились на последний вопрос: а вообще это выгодно — заниматься сейчас сельским хозяйством?

— Доходы большие. Но расходы перекрывают все, если вы собираетесь расширяться, расти, — отвечает фермер. — Вот сегодня мне положили на стол договор о поставке доильной установки на 50 голов — 2,4 миллиона рублей. Оборудование для цеха по переработке молока — десять миллионов. И это еще незначительная часть расходов, которые мне предстоят. Представляете сколько нужно денег фермеру? А ему даже землю для выращивания крупного рогатого скота дать не могут…

 

Ярослав Князев

Фото автораa

"Капитал", иркутский торговый журнал № 3 (416) от 18.05.2016


  • Число просмотров: 5594

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Двери

Ростелеком

Агентство недвижимости

SibExpo

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть