Свежий номер «Капиталиста»

В продаже с 11 ноября
Недвижимость
ЧТО БУДЕТ С КВАДРАТАМИ
Опыт бизнеса
ОБЕ СТОРОНЫ ХОСТЕЛА

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

В центре внимания

Бизнес-этикет

ИСКУССТВО ЭЛЕКТРОННОГО ОБЩЕНИЯ

ТАСС УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ...

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 18 ноября
Онлайн-кассы
МАЛЫЙ БИЗНЕС ПЕРЕХОДИТ НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ККТ
Торговые тенденции
НАЗВАНЫ ЛУЧШИЕ МАКАРОНЫ

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Типография Иркут

Сэйв

DI клиника

Yamaguchi

Студия мебели Шабуров

Цвельф центр флористики

Клуб деловых женщин

АльтСтройКом

Выставка подарки

House-mafia

Архив журнала «Капиталист»

Так это было

Промысловое дело папы тигра

Сегодня историческая рубрика нашего журнала рассказывает о предпринимателях Янковских, история семьи которых начиналась где-то во времена рыцарей тевтонского ордена. Однако во второй половине XIX века и в XX веке она неразрывно связана с Сибирью и Дальним Востоком.

"Полвека охоты на тигров" — так называлась выпущенная в 1944 году в Харбине тиражом пятьсот экземпляров книга Юрия Михайловича Янковского — потомственного охотоведа, дальневосточного помещика и промышленника, потерявшего все состояние в годы гражданской войны, но сумевшего в корейской эмиграции воссоздать с нуля промысловое хозяйство.

 Свою книгу Юрий Михайлович, которого за глаза называли Папа Тигр, написал к пятидесятилетнему юбилею своей первой охоты. В течение жизни он бессчетное количество раз ходил на тигра, кабана, оленя, брал и много другого зверя. Организация в дореволюционной России своего охотоведческого хозяйства стала целой эпопеей. До последнего он надеялся, что большевики не смогут взять Приморье. Затем эмиграция в Корею. Но все это стало лишь фоном, на котором Папа Тигр создал крепкую семью предпринимателей-охотоведов Янковских.

ПОТОМОК РЫЦАРЯ И ШЛЯХЛИЧА

В жизни Юрия Михайловича трагедии и изгнания шли рука об руку. В 1945 году, по окончании войны с Японией, Новина — имение Янковских в Корее оказалось в зоне советской оккупации. Не сразу, а по мере ненадобности, министерство госбезопасности арестовывало Янковских, несмотря на то, они пошли служить в Советскую Армии проводниками и переводчиками.

Не избежал гулаговской участи и Юрий Михайлович. Папа Тигр не дожил до освобождения несколько дней. Он простудился и умер в лагере, на этапе Тайшет-Братск. Последний адрес в его жизни: "Иркутская область, Чунский район, п/о Сосновка".

Юрий Михайлович родился в семье отбывшего царскую каторгу в Восточной Сибири за участие в Польском Восстании 1863 года польского шляхтича пана Михаила Ивановича Янковского и коренной сибирячки, иркутянки Ольги Лукиничны Кузнецовой.

До революции Янковские в своей среде поддерживали легенду об одном из родоначальников фамилии

 
— рыцаре, участвовавшем в крестовом походе за освобождение от "неверных" Гроба Господня. Более достоверные факты свидетельствуют, что в XVI веке в битве против тевтонского ордена их предок спас от гибели польского короля, но при этом потерял ногу. За свой подвиг он был награжден рыцарским званием и фамильным гербом.

ПАН МИХАИЛ - ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ПРИМОРЬЯ

Пан Михаил, отец Юрия Янковского, после каторги занимался исследованием прибайкальского края, пытался быть приказчиком, но конкуренция со стороны иркутян оказалась жесткой. Его попытки устроиться приказчиком на золотые прииски реки Олекмы, притока Лены, и обустроить свой быт наталкивались на различные препятствия.

В 1872 году он получил письмо от друга по каторге, в прошлом профессора биологии Варшавского университета, Бенедикта Дыбовского. Дыбовский сообщил Михаилу Ивановичу о предложении Иркутского отделения императорского географического общества обследовать бассейн Амура и русский берег Тихого океана.

Дочитывая последние строки письма, Михаил уже собирал свои холостяцкие пожитки: винчестер, двустволку и любимого пса Барсика. Затем было строительство ладьи "Надежда", под чьими парусами Янковский с товарищами прожили два года. Собранные коллекции рыб, птиц, насекомых, образцы горных пород отправлялись в качестве отчета в столицу Восточной Сибири — Иркутск. Сами же путешественники двигались дальше по реке Уссури.

Валерий Янковский с пантами

В дальнейшем Михаил, основатель русского рода Янковских, оставил о себе память не только как добрый семьянин и предприниматель, но еще и как исследователь уссурийской тайги. Он впервые для науки в 1881 году открыл и описал новые вид птицы, названный в его честь овсянкой Янковского. Эта птица имеет очень ограниченный ареал обитания в районе Посьета, возле границы с Кореей. За год до этого события Михаил Янковский в тех же краях обнаружил ночную бабочку - родинию Янковского.

Вскоре, оказавшись на Дальнем Востоке, Михаил Янковский принял предложение стать управляющим золотыми приисками на острове Аскольд, в пятидесяти километрах от Владивостока. Позднее, в 1880-х годах он арендовал гористый полуостров на берегу Амурского залива под Владивостоком и, занялся там пантовым оленеводством. Все началось с трех пятнистых оленей, забредших из тайги на полуостров.

СВАТОВСТВО ПО ФОТОГРАФИИ

Для хозяйства нужен был надежный компаньон. И Янковский решил, что лучшим из всех вариантов может быть только жена. Для этой цели он съездил во Владивосток и посетил единственную в городе фотомастерскую, где просмотрел фотографии всех местных девушек. Их оказалось немного, всего пятнадцать. Выбрал Ольгу Кузнецову. бесприданницу из Иркутска, жившую у своего дяди в качестве прислуги.

После короткого разговора было сватовство, подвенечное платье, парусный вельбот, увезший молодоженов на новое место жительства и трудная работа по обустройству домашнего очага. С годами в семье Михаила появилось четыре сына и две дочери. Все дружно трудились.

Тяжело в те годы давалось освоение новых земель и ведение там хозяйства. Нападали тигры, медведи. В полусотне километров от усадьбы Янковских проходила неохраняемая граница, и поселенцев нередко грабили профессиональные маньчжурские разбойники хунхузы.

Однажды хунхузы в очередной раз напали на усадьбы  переселенцев. Убивали всех — женщин, детей.  Янковский остался после того нападения с покалеченной  рукой, но это не охладило желание Михаила и его  домочадцев продолжать освоения края.

Вскоре всего с одним помощником Михаил отправился по санному ямщицкому тракту за пять с половиной тысяч верст и пригнал из Западной Сибири табун лошадей для  производства породы на Дальнем Востоке. В честь этого  события в Иркутске Янковскому был устроен пышный  прием.

На рубеже веков сын Михаила Юрий двадцатилетним парнем отправился в Америку, где простым ковбоем изучал коневодство, а через три года пароходом из Сан-Франциско привез чистокровных английских скакунов. Он же стал преемником отца.

В ЭМИГРАЦИИ НЕ ПРОПАЛИ

К началу ХХ века имение Янковских, расположенное на полуострове Сидеми, стало визитной карточкой всего Дальнего Востока и экономической жемчужиной Уссурийского края. Но к лету 1922 года, с приходом большевиков во Владивосток, известная политическая ситуация вынудила семью Юрия Янковского и большую часть его родственников эмигрировать в Корею.

Первые годы эмиграции в корейском порту Сейсин оказались исключительно тяжелыми. Для обеспечения семьи беженцев Юрий Михайлович был вынужден распродать все имущество, которое сумел вывезти в Корею: лошадей, коров, катер, автомобиль. Жили стесненно, не гнушались никакого заработка. Снова основной статьей доходов стала охота.

Только через несколько лет путем неимоверных ухищрений, экономии средств Юрию Михайловичу посчастливилось приобрести небольшой земельный участок в пятидесяти километрах от Сейсина. На участке оказались горячие ключи Омпо, рядом с  которыми он построил хутор Новина и дачный поселок  для отдыхающих.

Летом на курорте Омпо у Янковских отдыхали дачники и  туристы из Харбина, Сеула, Тяньцзина и Шанхая.  Приезжали туристы из Европы. Постепенно приручили  пойманных в лесу пятнистых оленей, вырастили сад,  завели пасеку и молочных коров. Несколько позже  появились автомобили.

 

КУРОРТ ЛУКОМОРЬЕ

Охота и семья - главные составные в жизненном и профессиональном кредо Юрия Михайловича, руководившие им в эмиграции. Охота по-прежнему оставалась самым почитаемым занятием у мужчин из рода Янковских. Трофеем номер один всегда считался тигр или барс.

Дети посещали японскую школу, а дома учились по программе гимназии. Между прочим, Юрий Михайлович считал обязательным изучение европейских и японского языков и поощрял к этому детей. Корейский язык брали на практике, во время игры с местными ребятами и при налаживании деловых контактов.

Учеба и работа шли бок обок. Занимались кулинарией, торговали скобяными товарами из Германии. Работали на стройке. Ловили и бабочек. Юрий Михайлович во всем преследовал практическую выгоду. Он списался с немецкой фирмой "Штаудингер и Бангхас" в Гамбурге, выпускавшей прекрасные каталоги жуков и бабочек, и поставлял немцам препарированный материал. Одновременно с этим вместе с сыновьями организовал тур для охотников-иностранцев. Благодаря рекламе к Янковским потянулись десятки партий любителей поохотится из Америки, Канады, Швеции, Испании и Великобритании.

Михаил Янковский

с женой и любимой

собакой Барсиком

Вследствие целого стечения случайных обстоятельств в районе горячих источников Омпо, Юрию Михайловичу посчастливилось организовать горный курорт Лукоморье. Вид там был сказочным: впереди Японское море, позади зеленые корейские горы и полоска золотистого песка. Здесь же расположился китаец-повар, на столе у дачников всегда стояли букеты с дикими цветами, а по ночам зажигался огромный костер. По выходным с утра устраивали молебен, а днем состязались в спортивных играх. Янковские даже театр свой построили. Назвали его "Новина", а при театре организовали столовую в виде крытой галереи и библиотеку, где хранились книги и периодика.

Однажды к всеобщему удивлению старшие сыновья Юрия Михайловича - Валерий и Юрий приручили пойманного во время охоты рысенка. Его назвали Кысом. Он отзывался на свое имя, бегал по тропинкам курортного поселка, купался с отдыхающими.

После смерти своей жены, Янковский, несмотря на протесты сыновей, вторично женился — на женщине, которая позднее обманула и предала Юрия Михайловича.

Но мальчики уже были взрослыми, экономически самостоятельными и сразу же отделились от отца, каждый организовал свое охотоведческое хозяйство и только после женился.

 ГОДЫ ГУЛАГА И ПОСЛЕ

С началом войны между Японией и США поток дачников быстро иссяк, но материально это не сильно затронуло Янковских. Пантовое оленеводство и охота приносили во много раз больше дохода, нежели туристы за все дачные сезоны.

Но в 1945 году приближающееся окончание Второй мировой войны отец и сыновья ожидали по-разному. Молодых Янковских беспокоили патриотические чувства. В отличие от своего отца, не питавшего к советской власти симпатий, дети Юрия Михайловича — Валерий, Виктория, Юрий, Муза, Арсений — грезили наступлением Советской Армии и считали, что с ее приходом жизнь в Корее станет еще краше.

Осенью 1945 года старшие сыновья Янковского Валерий и Юрий были зачислены переводчиками в Особый отдел и прослужили там до января 1946 года. А затем в начале февраля практически всех Янковских по очереди арестовали и отправили в ГУЛАГ.

Усадьба Янковских под Владивостоком

Страшной участи смог избежать только младший Арсений. Его, как переводчика с японского и корейского языков, высоко ценили в контрразведке Тихоокеанского флота. Но, узнав о участи своих родственников, Арсений понял, что следующими арестованными окажутся он и его жена Ольга. Они решили опередить власти и через знакомых контрабандистов, тайно ходивших за товарами  через 38-ю параллель в американскую зону, ушли на юг  Кореи.

Там Арсения приняли в американскую разведку, а после демобилизации он перебрался в Японию и составил деловую карьеру: дослужился до должности коммерческого директора компании "Мицубиси". Выйдя на пенсию, Арсений с Ольгой перебрались в Калифорнию, купили в Сан-Франциско двухэтажный дом и организовали пантовое оленеводство.

Судьба Янковских, оказавшихся в ГУЛАГе, а затем в Советском Союзе имела во много раз более витиеватую и трудную историю. Но назло всем политическим и законодательным перепитиям, все они состоялись как хозяйственные руководители или как люди с учеными званиями, стали авторами различных книг и изобретателями, известными не только в СССР.

Ни один из "советских" Янковских, выживших после  ГУЛАГа, не стоял в очереди за квартирой. Они сами  строили себе дома, приобретали участки земли в  наиболее благоприятных для самостоятельной  деятельности районах Союза.

И еще одно обстоятельство: все Янковские никогда не забывали охоты и по традиции, корни которой уходили  видимо во времена предка-рыцаря, всегда были верны  своему слову.

 

Иллюстрации: книга воспоминаний Валерия Янковского."Янковский В.Ю. От гроба господня до гроба ГУЛАГа: быль." Ковров. 2000. Материал подготовлен с использованием фондов краеведческого музея Приморского края им. Арсентьева.

Владимир Титов, кандидат исторических наук


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 5 (21) Октябрь - Ноябрь 2007 года


  • Число просмотров: 3600

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Резиденция XV

Фонд микрокредитования Иркутской области

Российский Экспортный Центр

Тимбермаш-Байкал

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть