Свежий номер «Капиталиста»

В продаже с 21 апреля
Дело
АВТОРЫНОК ДВИНУЛСЯ В ГОРУ
Состояние
СКОРОСТНОЙ ПОЕЗД ЧЕРЕЗ МОНГОЛИЮ
Практика
КАК ВЗАИМОДЕЙСТВОВАТЬ С ПРИСТАВАМИ

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

В центре внимания

Ворота в азию

XXVII МЕЖДУНАРОДНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА
Улан-Батор, Монголия
25 - 27 апреля 2017 года

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 26 апреля
Новости
ОБМЕН ТУРИСТАМИ УПРОСТЯТ
Вопрос-ответ
КАК РАССЧИТАТЬ СУММУ ВЫПЛАТЫ БОЛЬНИЧНЫХ?


Каталог
ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Офисы от застройщика

Ecosave

Доставка суши

ЖБИ

DIWONDER

Сэйв

Кухни

Типография Иркут

Выставка

Архив журнала «Капиталист»

Как это было

Иркутская Япония

Сибирские купцы-первопроходцы у берегов Страны восходящего солнца

Иркутская Япония — такое название два с половиной века назад вполне могло появиться на картах Тихого океана, ведь иркутяне в далеком XVIII веке оказались первыми русскими, высадившимися на японских островах. Кстати, де-юре существовали тогда Русская Монголия, Русская Америка и даже Русская Полинезия

 

На протяжении своей истории Иркутск был не только местом, в котором пересекались торговые пути. Город являлся восточным форпостом Российской империи, где формировались исследовательские экспедиции и откуда караваны купцов-путешественников отправлялись на разведку новых земель — на север, восток и на юг.

Кроме исследований Аляски, Камчатки, западного побережья Америки, Юго-Восточной Азии, наши купцы-первопроходцы прошли Курильские острова и приблизились к берегам Японии.

Вообще, первую попытку завязать официальные отношения с японцами предпринял российский мореплаватель Мартын Шпанберг в ходе своей второй Камчатской экспедиции (1733-1741). Но попытка оказалась неудачной.

А первые контакты иркутян с японцами относятся к середине XVIII века. В 1754 году в Иркутск перевели школу японского языка, открытую еще в 1736 году в Санкт-Петербурге. Первоначально учителями в ней работали два японца, бывшие моряки, которые потерпели кораблекрушение в Тихом океане и приплыли к берегам Камчатки, где их спасли и переправили вглубь России наши купцы.

В Иркутске школа японского языка просуществовала до конца 1770-х годов, но язык был не особо востребован, поскольку каких-либо официальных отношений с Японией тогда еще не существовало. К тому же эта страна в течение более полутора веков вела политику жесткой самоизоляции.

Есть предположения, что школа переводчиков в Иркутске могла располагаться вблизи Знаменского монастыря (ныне — район Маратовского кольца).

Гости поневоле

Следующий период можно обозначить таким временным отрезком: 1779 — 1805 годы, когда Россия стараниями в основном иркутских и якутских купцов предпринимала попытки установить с Японией дипломатические отношения.

В 1779 году русские купцы приехали в Аккэси — северную гавань острова Эдзо (нынешний Хоккайдо), чтобы провести переговоры с самураями, служившими феодалу Мацумаэ, наместнику острова. Главой русской делегации выступил якутский купец Павел Лебедев-Ласточкин, переводчики иркутской школы — купцы Иван Антипин и Иван Очередин.

Интересно, что сохранилось изображение той встречи — ее зарисовал еще один член русской делегации — иркутский купец Дмитрий Яковлевич Шабалин.

В 1789 году в Иркутске вновь появились японцы — шестеро потерпевших крушение моряков, которыми предводительствовал капитан Дайкокуя Кодаю. Все они были очень удивлены, когда их посетили обрусевшие потомки уже живших в городе японцев.

Через три года, в 1792 году, Кодаю и два моряка с ним, получив разрешение от императрицы Екатерины II, вернулись в Японию (об этом в годы перестройки был снят японский фильм «Сны о Родине». — Авт.). Остальные японцы приняли православие и остались в Иркутске, пополнив штат преподавателей японского языка.

Спустя четыре года после отъезда Кодаю в Иркутске вновь появилась группа японских мореплавателей — десять человек. Тем из них, кто желал вернуться на родину, этого пришлось ждать долго. Только в 1805 году первый русский посланник в Японии Николай Резанов, назначенный для налаживания торговли между странами, смог перевезти их домой.

Золотая шпага для купчишки

История высадки иркутян на островах Курильской гряды начинается с вездесущего и активного в торгово-политических отношениях Григория Шелихова (1747—1795), считавшего, что частная компания может лучше обеспечить государственные интересы на заокеанских территориях России.

Есть версия, что Шелихов лично ходатайствовал перед императрицей о расширении влияния на торговлю с Японией, Китаем, Индией, Батавией, Филиппинскими островами. Но Екатерина II полагала, что тем самым иркутский купчишка пытается за счет государственного кошта поправить свои торговые дела. И в конце концов, наградив его золотой шпагой и портретом собственной персоны, украшенным брильянтами, отпустила обратно в Иркутск.

Однако интерес к этому направлению проявляли многие иркутские купцы XVIII века. Они считали, что устье Амура и Курильские острова должны стать базой будущей торговой экспансии. Проект установления торговли с Японией возник в группе иркутских купцов и чиновников под руководством купеческой династии Мыльниковых.

В сентябре 1791 года был издан именной указ «Об установлении торговых отношений с Японией». Поводом послужило желание Екатерины II вернуть на родину очередную группу японских моряков, потерпевших кораблекрушение у российских берегов. Экспедицию отправляли от имени иркутского генерал-губернатора. Екатерина II пошла на этот шаг вполне сознательно, так как опасалась в случае отказа японцев уронить собственный престиж.

Как Екатерина и предполагала, Япония уклонилась от подписания дипломатических и торговых договоров, однако российским купцам было позволено приходить в порт Нагасаки и производить торговлю. Именно в это время и зародилась идея появления отдельной островной области — Курилороссия.

 

Первый иркутянин на Хоккайдо

Именно под освоение Курил было задумано создание Российско-американской компании (РАК), причем не Шелиховым, а купцами Мыльниковыми. Однако первоначально Курильские острова по неизвестной причине не заинтересовали официальный Петербург. Но в купеческом Иркутске эта тема продолжала обсуждаться и даже был выбран возможный правитель южных Курил — якутский купец Павел Сергеевич Лебедев-Ласточкин.

Лебедева-Ласточкина как одного из руководителей экспедиции подыскал главный командир Камчатки премьер-майор М.К. фон Бем еще в 1772 году. В 1775 году экспедиция закончилась ничем. Руки опустили все, кроме Лебедева-Ласточкина: у него появилась концепция развития Курил.

В помощники ему, а возможно, и в переводчики определили иркутского купца Дмитрия Шабалина — из ближайшего окружения Мыльниковых. Необходимо отметить, что был еще один переводчик — Иван Очередин, который учился в иркутской школе переводчиков. Их «одиссея» по покорению Курил началась в мае 1778 года.

Шабалин с вверенными ему людьми посетил острова Итуруп, Кунашир, Шикотан.

А 26 августа 1778 года с отрядом Шабалина встретились официальные делегаты японцев. Это произошло в бухте Аткис на острове Хоккайдо. Именно в этом месте курильцы (аборигены Курильских островов) вели эпизодическую торговлю с японцами.

Японцы отвергли предложение русских о торговле, заявив, что их Бог запрещает с русскими знакомиться и торговаться. А если матмайский (местный начальник японцев) начальник торг допустит, то ему худо будет. Однако пригласили Шабалина посетить остров Кунашир в следующем году.

В это время экспедиция Лебедева-Ласточкина разделилась: часть людей вернулась на материк, а люди Шабалина остались на островах. Начальником экспедиции опять назначили дворянина Антипина, а переводчиком — Шабалина. Зимовали на острове Уруп.

Весной 1779 года русские снова пришли на остров Хоккайдо. Японцы вручили знаки внимания и выразили им уважение. От прямого торга они отказались, но предложили ежегодно присылать судно на остров Кунашир.

Курилороссия в качестве буфера

Сейчас уже не установить, кому принадлежала идея развития Курилороссии — Лебедеву-Ласточкину или Шабалину? Но встретившись с жестким нежеланием японцев вести прямую торговлю, русские решили создать на Курилах нечто вроде буферной зоны с местной администрацией, которая решала бы все хозяйственные и политические вопросы самостоятельно, предоставив русским колонистам в северо-восточной части Тихого океана возможность вести хлебопашество и животноводство.

Произведенные Антипиным и Шабалиным на острове Уруп посевы пшеницы, ячменя, ржи дали хороший урожай. Наличие на островах леса позволяло создать там базу кораблестроения. А поскольку напрямую вести дела с японцами не получалось, обязанность стать посредниками в торговле России с Японией, то есть торговать русскими товарами, вменили курильцам.

По мнению Лебедева-Ласточкина, государственный статус буфера на Курилах избавил бы японцев от стеснения вступать в торговлю, где главным предметом сделок всегда выступал товар из России. Одновременно предполагалось увеличивать число русских колонистов на островах. Для этого необходимо было создать продуктовую базу, поскольку доставка продуктов из Сибири была слишком сложной и долгой. А Шабалин даже высказал предложение организовать на базе будущих русских поселений промысловую рыбную ловлю.

Концепция создания Курилороссии — так ее официально именовал сам Лебедев-Ласточкин — имела все шансы на успех, тем более что в 1770-х годах японское государство еще не владело островом Хоккайдо. Однако Екатерине II идея не понравилась, она не скрывала в своих письмах, что раздражена активностью иркутских купчишек. Дальнейшего развития идея Курилороссии не получила…

Конкретные очертания отношения с Японией обрели уже в XIX веке. Вместе с российскими дипломатами в страну отправлялись православные миссионеры с проповедями христианства. Один из них, иеромонах Николай, прочитав приглашение занять место настоятеля домовой церкви при русском консульстве, прибыл на остров Хакодатэ (Хоккайдо) в 1861 году. В условиях, когда иноверие в этой стране наказывалось казнью, он посвятил служению христианству более полувека, став основателем и первым иерархом Православной церкви в Японии, за что был причислен к лику святых.

В те годы, направляясь в столицу России или обратно, свой путь японские дипломаты держали через Иркутск. Например, в 1878 году первый посланник Японии в России — адмирал Эномото Такэаки, возвращаясь на родину из Санкт-Петербурга, посетил наш город. А в 1886 году сюда заезжал премьер-министр Японии граф Курода Киётака. В своей резиденции на набережной (ныне — Белый дом — библиотека ИГУ) полуторачасовую встречу с ним провел иркутский генерал-губернатор граф Алексей Игнатьев.

Доктор Хан — резидент

Еще один занимательный период в отношениях иркутян и граждан Страны восходящего солнца можно датировать 1910 — 1920 годами. Это время нового витка торгового взаимодействия и активизации деятельности японской дипломатической миссии, которая, по некоторым данным, располагалась в Иркутске на улице Большой возле драмтеатра в двухэтажном особняке городского архитектора Владимира Рассушина.

В то время, согласно утверждениям многих местных историков-краеведов, Иркутск стал центром разведывательной деятельности спецслужб ведущих стран мира. Иностранные агенты шпионили под прикрытием своих дипломатических миссий.

Японская дипмиссия в Иркутске в этом направлении была едва ли не самой активной, в связи с чем российские власти неоднократно выражали свое недовольство и периодически высылали консулов из России.

Самым известным и удачливым резидентом японской разведки того периода считается доктор тибетской медицины китаец Хан. На улице Графа Кутайсова (ныне — ул. Дзержинского) в каменном здании, не сохранившемся до наших дней, действовал кабинет иглоукалывания. В этих апартаментах в ходе сеанса у облеченных властью и владеющих информацией клиентов Хан выведывал интересующие его данные.

Китаец умел аргументированно вести беседу, в том числе шантажируя собеседников знанием непубличных сторон их личной жизни — пристрастием к выпивке либо частыми посещениями публичных домов.

В Иркутске доктор Хан создал результативную сеть информаторов, тесно сплетенную им с действовавшей системой потребительской кооперации.

Потребительская кооперация была одним из самых массовых и политически устойчивых видов коммерческой деятельности в России в 1900 — 1930-х годах.

Доктор Хан считал, что нужно развивать потребительский интерес к тем или иным товарам, которые проходят через систему потребкооперации.

Торговля с уклоном в шпионаж

Через подставных лиц китаец находил возможность организовывать потребительское микрокредитование населения на приобретение отдельных товаров. Таким образом, оборот продаж увеличивался за счет займов, а вместе с тем потенциально увеличивалось число лиц, обладавших какой-либо информацией, что для Хана было самым важным.

За свои услуги Хан брал деньги не только и не столько с потребителей, сколько с производителей, чей товар «толкал» на реализацию в организации потребительской кооперации.

В Сибири, в частности в Иркутске, Чите и Забайкалье, доктор Хан реализовывал предметы кожгалантереи, бакалеи и бижутерии. Из Иркутска китаец вывозил лес, зерно, масло.

Подогревал потребительский спрос он и в Харбине, создавая ажиотаж по факту появления очередной партии товаров из Сибири, как лучшей продукции на рынке, и по той же схеме, что в Иркутске, занимался реализацией. А многие видные белоэмигранты, проживавшие в Харбине, не догадываясь, что являются источниками информации, выполняли те или иные поручения японской разведки, полагая, что занимаются коммерческими операциями.

В конце 1919-го — начале 1920 года доктор Хан свернул свою деятельность в Иркутске, так как к городу подходили части Красной армии, и принял решение вернуться на родину.

Кстати, по данным управления НКВД Иркутска, агентурная сеть, созданная доктором Ханом, могла существовать до 1940 года как для разведывательной работы по линии торговли, так и для сбора военно-технической информации.

 


 

При подготовке статьи использованы материалы и фото из архива редакции, открытых источников, а также:

Японское консульство в Иркутске. Артур Скальский // Источник: Прибайкалье, 2009

Иркутск XVIII-XIX глазами японских путешественников. Накамура Ёсикадзу, 2010

Владимир Титов


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 3 (89) Июнь - Июль 2016 года


  • Число просмотров: 234

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Агентство недвижимости

Art Divina

База отдыха Култушная

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть