Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 20 октября
Новости
В ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ ПЛАНИРУЕТСЯ СОЗДАНИЕ ЭКСПОРТНОГО ЦЕНТРА
Вопрос-ответ
КАК ОТКРЫТЬ КАФЕ В ЖИЛОМ ДОМЕ?
Каталог
ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Выставка подарки

Лифты в Иркутске

Деловая сеть

Мир Эклера

ВостСибМебель

Дом.ру

СЭЙВ

Типография Иркут

Архив журнала «Капиталист»

Бизнес

Бизнес и контролеры

Разговор с проверяющими

Итак, на круглом столе руководитель регионального СУ СКР Андрей Бунев подтвердил, что его под-чиненные активно занимаются проверками по фактам невыплат зарплаты на предприятиях. И за прошедший год удалось значительно сократить задолженности.

 

По словам руководителя следственного управления, еще год назад общая сумма долгов по заработной плате на предприятиях региона составляла 286 млн рублей — это был второй показатель по России. Причем рост задолженности произошел очень резко, в связи с чем следователи и начали энергично заниматься данным вопросом. Сумму задолженности на сегодняшний день удалось уменьшить до 97 млн рублей.

Но как быть в тех случаях, когда следователи приходят на предприятия явно по доносу? Свою историю на встрече рассказала гендиректор иркутской швейной фабрики «Вид» Ирина Чикуленко.

Когда источники не раскрываются

Сразу после новогодних праздников на территории фабрики появились шесть человек в форме — два представителя следственного управления и четыре представителя ОБЭПа — и занялись изъятием документов и системных блоков. По словам предпринимателя, когда она попросила объяснить причины происходящего, силовики ограничились общей формулировкой: «Есть заявление о невыплате заработной платы на вашем предприятии», а территорию предприятия называли не иначе как «местом преступления».

   
 

Ирина Чикуленко,

генеральный директор иркутской швейной фабрики «Вид» :

— Мне до сих пор неясно, откуда «ноги растут» у той проверки — нам так и не назвали фамилии работников, которым мы не выплатили заработную плату.
 
   

— В целом, следователи вели себя бесцеремонно, — вспоминает Ирина Чикуленко. — Мы просили их подробнее объяснить, в чем дело, пытались убедить, что у нас никаких невыплат нет, просили озвучить фамилии заявителей или показать нам эти самые заявления, чтобы предоставить следователям полную информацию об этих работниках и документы о выплате им заработной платы, тем самым решив вопрос. Но следователи ничего не хотели слушать. А поскольку я точно знаю, что все наши работники получают зарплату в полном объеме, не представляю, как это все могло произойти.

— Могу вас заверить, что если проводилась проверка, то основания определенно были, — прокомментировал обращение руководителя фабрики «Вид» Андрей Бунев. — Ущерб от такой проверки, в том числе, репутации предприятия, на мой взгляд, зависит от того, как в этой ситуации ведет себя сам предприниматель. Следователи же могут зайти, спокойно взять нужные им материалы и тихо уйти. Это заметят два-три человека. Если же вокруг действий следователей устраивать выяснения отношений, эффект будет несколько другой. Почему изъяли все, что посчитали нужным: у нас практика однозначная: неожиданно приходим, забираем то, что нужно для следствия, проводим проверку, потом все возвращаем. Только так возможно установить наличие или отсутствие нарушения. По конкретно вашей ситуации мне сказать сейчас нечего, поскольку я не видел материалы дела. Но вы можете написать обращение, и я обещаю, что мы дадим все письменные разъяснения в установленный законом срок. Более того, через два дня вам позвонит мой помощник и даст разъяснения устно.

Через две недели после того круглого стола корреспондент «Капиталиста» встретился с Ириной Чикуленко. На тот момент никаких разъяснений от следственного управления руководитель швейной фабрики «Вид» так и не получила. Хотя к тому времени уже прошел месяц со дня начала следственных мероприятий — по закону это тот срок, за который они должны быть проведены.

— Я все еще не знаю, закончилось следствие или нет — меня держат в полном неведении, — в интервью нашему журналу поделилась тогда Ирина Чикуленко. — Мне до сих пор неясно, откуда «ноги растут» у этой проверки — нам так и не назвали фамилии работников, которым мы не выплатили заработную плату.

К моменту выхода этого номера «Капиталиста» Ирина Чикуленко получила лишь ответ на свое обращение в прокуратуру, где сказано, что та проверка прошла законно и не беспричинно — и все. Более подробных объяснений, а также фамилий тех, кто «накапал», нет.

 

Неработающая статья

Тем временем на круглом столе интересное предположение в связи с инцидентом на фабрике «Вид» высказал представитель межведомственной комиссии по выплате заработной платы в Иркутской области: заявление в корыстных целях мог написать человек, не имеющий никакого отношения к этой фирме, тем самым оклеветав компанию.

Также представитель межведомственной комиссии задал вопрос руководителю СУ СКР: «Если у одной фирмы задолженность по заработной плате, условно говоря, 60 тысяч, а у другой несколько миллионов, к ним будут применяться одинаковые действия при проверке? 60 тысяч — это та цифра, ради которой можно фактически остановить деятельность предприятия на время проверки, изъяв документы и компьютеры?»

— У нас ко всем одинаковый подход и один и тот же набор действий, — отметил Андрей Бунев. — Мы в 2016 году работали абсолютно одинаково по всем 5804 обращениям по невыплате заработной платы. Я не думаю, что за неделю, пока проводится проверка, предприятию будет нанесен катастрофический урон. По крайней мере, работа предприятия не остановится точно. Законом установлен срок в месяц, мы же управляемся за пять-семь дней. Что касается слова «оклеветали», у нас есть два порядка — в Уголовном кодексе есть статья «Клевета» и в гражданском законодательстве есть понятие «защита репутации». В последнем случае доказательную базу выстроить легко. В случае с клеветой ситуация несколько сложнее — по закону, оклеветать предприятие невозможно. К примеру, можно сказать «следователи берут взятки», а можно сказать «следователь Иванов берет взятки». Под статью «клевета» попадет только второй случай, поскольку оклеветали конкретно следователя Иванова. Поэтому могу сказать прямо: по сути, это неработающая статья. 

Украинские хакеры

Еще одна острая тема, которая была поднята в ходе круглого стола — мошенничество. Так, женщина-предприниматель из Ангарска рассказала, что недавно на ее электронную почту пришло письмо, в котором, представившись украинскими хакерами, злоумышленники потребовали перечислить им деньги. В противном случае пообещали приостановить деятельность компании неправомерными действиями. Письмо также сопровождалось угрозами экстремистского характера. К слову, получение подобных писем — не единичные случаи. 

Андрей Бунев посоветовал написать заявление в Главное управление МВД по Иркутской области, поскольку в письме есть все признаки экстремизма и вымогательства. Заявление, по словам руководителя СУ СКР, будет перенаправлено в ведомство, которое занимается подобными вопросами.

   
 

Андрей Бунев,

руководитель СУ СКР по Иркутской области:

— У нас практика однозначная: неожиданно приходим, забираем то, что нужно для следствия, проводим проверку, потом все возвращаем. Только так возможно установить наличие или отсутствие нарушения.
 
   

— Конечно, тут ситуация осложняется тем, что нарушитель вероятнее всего находится на территории Украины. Но в любом случае, сегодняшние технологии позволяют отследить, откуда пришло письмо, а в определенных случаях даже установить, кто его отправил, — заверил Андрей Бунев.

К слову, как отмечают работники аппарата бизнес-омбудсмена, в последнее время случаи мошенничества в отношении предпринимателей участились. Так, с начала года поступают жалобы предпринимателей не только на угрозы, но и на как бы административное давление. Владельцам компаний звонят неизвестные и представляются сотрудниками общественной организации «Центр защиты прав потребителей». Они заявляют о том, что через несколько часов в компании пройдет проверка и требуют подготовить документы. Однако никакие общественные организации не имеют права проводить проверки. Проверки являются контрольно-надзорными мероприятиями. Выполнять их могут только государственные и органы местного самоуправления.

Смещение вектора в сторону нелегалов

На форуме, который организовала прокуратура Иркутской области, обсуждалась ситуация с контрольно-надзорными мероприятиями. По данным прокуратуры, количество проверок на предприятиях с 2013 года уменьшилось вдвое. Но как сообщил бизнес-омбудсмен, общее количество проверок и рейдов разного типа, не согласованных с прокуратурой, растет, а поэтому контролерам необходимо сменить вектор своей работы в сторону нелегального бизнеса.

— Добросовестного предпринимателя нет смысла проверять так часто, — подчеркнул Алексей Москаленко. — Думаю, что в случае уменьшения проверочных мероприятий мы придем к тому, что сохраним бизнес, благодаря которому государство получает деньги в бюджет. Конечно, со стороны бизнеса также бывают злоупотребления. Но в сегодняшних непростых экономических условиях наша главная задача — сохранить бизнес, чтобы он хоть что-то платил, а не рассовывал по карманам. Более того, я уверен, что контрольно-надзорные органы понимают, кого нужно проверять планово, поэтому количество внеплановых проверок необходимо снижать, стремиться к прозрачности организации проверок. Любая проверка парализует деятельность предприятия — вместо того чтобы работать, предприниматели вынуждены целыми днями копировать различные документы для проверяющих, давать объяснения и осуществлять другие процедуры, сопутствующие подобным мероприятиям.

   
 

Алексей Москаленко,

уполномоченный по защите прав предпринимателей в Иркутской области:

— Любая проверка парализует деятельность предприятия. В сегодняшних непростых экономических условиях наша главная задача — сохранить бизнес, чтобы он хоть что-то платил государству, а не рассовывал по карманам.

 
   

Алексей Москаленко, продолжая свое выступление, также отметил, что в целях развития предпринимательства контрольно-надзорным органам необходимо развивать институт профилактики правонарушений.

— Например, при открытии нового предприятия было бы замечательно, если бы для предпринимателя проводилась полная консультация по требованиям, которые необходимо соблюдать при осуществлении предпринимательской деятельности. Дело в том, что требований неисчислимое множество, и самостоятельно разобраться в них многим начинающим очень сложно. Силами одного нашего института уполномоченного такую работу не провести.

По три нарушения на фирму

Выступлениями на форуме обозначились и сотрудники контрольно-надзорных органов. Руководитель управления Роспотребнадзора по Иркутской области Алексей Пережогин свой ответ на тот же вопрос «проверять или не проверять?» начал со статистики.

По его словам, в 2016 году из более чем тысячи проверок на объектах по производству пищевых продуктов, общественного питания и торговли, сотрудниками регионального Роспотребнадзора выявлено две тысячи нарушений — в среднем, по два на одно предприятие. А в сфере медицинских и косметических услуг их еще больше — уже по три на один объект.

— К сожалению, как-то не получается у бизнеса обходиться без нарушений, — констатировал Алексей Пережогин. — Хочу также отметить, что мы все проверки согласовываем с прокуратурой, то есть самовольно никаких действий не предпринимаем. Также подчеркну, что количество проверок по заявлениям граждан составляет около половины от всего числа. В течение прошлого года, к примеру, к нам поступило 7,5 тысяч обращений. По поводу необоснованных жалоб на бизнес: по нашей статистике, 81% жалоб оказываются абсолютно обоснованными. В то же время поставлена задача снизить нагрузку на малый бизнес. Естественно Роспотребнадзор на эту задачу среагировал: в прошедшем году мы проводили проверки в отношении лишь 18% субъектов торговли. В среднем, проверка одного объекта проводится раз в пять-шесть лет. Исключение — медицинские и образовательные организации.

Также руководитель управления Роспотребнадзора подчеркнул, что в последние два года используется рискориентированный подход. Объекты предпринимательской деятельности разбиты на шесть классов опасности. К первому классу относятся самые опасные предприятия, они проверяются раз в год — в нем 106 объектов. В шестой класс входят компании с самым низким уровнем опасности, они не проверяются вообще.

— Согласен, многие предприниматели допускают нарушения. Я больше скажу, не могут не допускать, потому что физически невозможно выполнить весь длинный перечень существующих требований, — вступил в полемику с руководителем Роспотребнадзора бизнес-омбудсмен Алексей Москаленко. — Только на то, чтобы их изучить, год уйдет. К примеру, в Налоговом кодексе за прошлый год появилось более 30 поправок, а у нас еще множество других ведомств. Как предпринимателю за всем уследить? Поэтому когда контрольно-надзорный орган выйдет на проверку, он при желании обязательно что-нибудь найдет. Требования нужно оптимизировать — их у нас очень много избыточных.

Бизнес как потенциальная угроза

Руководитель территориального органа Росздравнадзора по Иркутской области Наталия Ледяева свое выступление также начала со статистики.

— Мы проверяем 1648 медицинских и фармацевтических организаций. Определили четыре класса риска, по которым распределили организации. Согласно этой классификации и составляются планы проверок. В 2016 году проверили 145 организаций, в 125 были выявлены нарушения. Как при таком количестве нарушений можно не проверять бизнес, подвергая потребителей опасности?

Подводя итоги форума, зампрокурора Иркутской области Андрей Некрасов подтвердил, что действительно есть излишние требования к предпринимателям, ответственность за невыполнения которых такая же, как за нарушение очень важных правил. Он также подчеркнул, что закон о защите прав предпринимателей менее объемен, чем закон о защите прав потребителей, и в этом направлении нужно работать именно тем, кто занимается защитой предпринимателей.

— Конечно, все верно, потребители более защищены, чем предприниматели, — в ответ заявил Алексей Москаленко. — А все потому, что на страже прав потребителей стоит около пятидесяти ведомств, а защитой прав предпринимателей занимается только два ведомства — аппарат уполномоченного и отчасти прокуратура. Два ведомства против пятидесяти, в глазах которых открытие бизнеса несет потенциальную угрозу обществу…


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 1 (94) Март - Апрель 2017 года


  • Число просмотров: 132

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Двери

Ростелеком

Агентство недвижимости

SibExpo

Русские часы

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть