Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 20 октября
Новости
В ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ ПЛАНИРУЕТСЯ СОЗДАНИЕ ЭКСПОРТНОГО ЦЕНТРА
Вопрос-ответ
КАК ОТКРЫТЬ КАФЕ В ЖИЛОМ ДОМЕ?
Каталог
ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Выставка подарки

Лифты в Иркутске

Деловая сеть

Мир Эклера

ВостСибМебель

Дом.ру

СЭЙВ

Типография Иркут

Архив журнала «Капиталист»

Направление

Пять столиц одной страны

Аргентина

Можно ли несколько недель путешествовать от столицы к столице, не покидая границ одной стра-ны? Как оказалось, да, если делать это в Аргентине, где, кроме официального главного города — Буэнос-Айреса, есть столица треккинга — Эль–Чалтен, столица туризма — Пуэрто–Игуасу, столица патагонских ледников — Эль-Калафате, столица «аргентинской Швейцарии» (Озерного края) — Сан-Карлос-де-Барилоче.

 

 

Все пять столиц были обозначены на карте маршрута нашей экспедиции, и каждая их них добавляла свои сюжеты — парадоксальные, колоритные, смешные и всегда непредсказуемые. Как, впрочем, и другие города.

Трелью

Десятки вариантов мяса

Первый город, где после перелетов мы полноценно устроились в небольшом уютном отеле с видом на парк, был не одним из «столичных». Тем не менее, из очень знаменитых: в крошечный Трелью съезжаются туристы со всего мира. Правда, не ради него (хотя в нем, основанном иммигрантами из Уэльса, есть три музея — палеонтологический, изобразительного искусства, краеведческий), а ради двух расположенных недалеко заповедников, где буквально перед собой можно наблюдать пингвинов, китов и других морских обитателей.

Для нас же Трелью оказался полезен и тем, что сразу показал, к каким особенностям страны стоит быть готовым путешественнику в Аргентине. Например, к тому, что подстраиваться под гостей здесь не спешат: всем иностранным языкам предпочитают местный испанский, и, говоря на английском, можно быть не совсем точно понятым даже в отеле. Иностранная валюта тоже не в чести. Так что доллары и евро лучше обменять на аргентинские песо сразу в аэропорту, потому что обменные пункты в городах открываются поздно и закрываются рано, а в календарные выходные и вовсе отдыхают. Как и многие магазины, музеи и прочие культурные заведения, несмотря на разгар туристического сезона.

Так как местные жители традиционно завтракают и обедают дома, а к трапезе вне родных стен готовы приступить не раньше позднего вечера, то все кафе и рестораны открываются только в это время. До этого в помощь путешественникам — достаточно богатые продуктами супермаркеты, где, кстати, без проблем принимают карточки.

Как раз воспользовавшись этой помощью, мы замечательно подкрепились днем и ровно в 20 часов (о, счастье!) уже входили в только что открывшийся ресторан, который приметили еще во время дневной прогулки. Честно говоря, немного волновались, откроется ли он в обозначенное на вывеске время, вспомнив фразу из книги путешественника Жана Беливо: «Чтобы перекусить в Аргентине, пришлось приспосабливаться к их ритму, дожидаясь полуночи».

Предвкушение этого момента того стоило: накормили нас отменно — конечно, по традиции, мясом, в котором знают толк. При этом здесь не желают знать толк в супах и овощных блюдах. В меню они иногда встречаются, но явно далеки от того идеала, который представляется европейцу.

Так что на «аргентинское время» стоит забыть о спарже и брокколи, зато приготовиться выбирать из нескольких десятков вариантов мяса или рыбы, которыми так щедры здешние меню.

 

Барилоче

С разбега — в открытку

Барилоче, центр Озерного края, — город-открытка: куда ни поедь, куда ни пойди — везде красота. Зайдешь в кафе, глянешь на улицу через окно — вот тебе готовая картина в пока что оконной раме. Раздвинешь шторы в номере — еще одна. Отвлечешься, снова подойдешь — и сначала быстрее почувствуешь, чем поймешь: что-то уже неуловимо изменилось, потому что местная красота предстает одновременно и неповторимой, и постоянно меняющейся при разном освещении, ракурсе, облаках и даже ветре. Ты вроде бы находишься в одном городе, и в то же время в чуть-чуть в другом.

Пройденный за час, от пляжа Красоты до самой крутой улочки-змейки, от набережной отражающего частокол гор озера Науэль–Уапи до поляны с миниатюрными, затейливо украшенными домиками, Барилоче удивил многими деталями.

Необычными мозаиками в кафедральном соборе и их полусекретным расположением. Скульптурой в виде раскрытой книги на въезде и первым желанием — прочитать этот разворот. Отношением к собакам: именно в Барилоче стало понятно, что из всех животных именно собака в Аргентине — царь и бог, прихотям которого беспрекословно подчиняются и которому все дозволено. Например, отдыхать посреди магазина: и все с сумками бережно обходят, боясь потревожить.

Главный же сюрприз этого места ожидал утром, когда еще в предрассветных сумерках мы бодро отправились на набережную с такими же бодрыми мыслями о разминке — физической и фотографической. И мгновенно забыли о них (да и обо всем), стоило лишь оказаться «внутри» рассвета, когда первые лучи начали «зажигать» шпиль белой колокольни собора, скользнули по верхушкам деревьев и мягко прикоснулись к двум обращенным к ним фигуркам деревянных тотемов, спускаясь к цветам, постепенно раскрашивали их.

А в то же время лучи вдали рисовали по рельефным снежным вершинам вокруг озера, которое соединяло на себе эти ликующие утренние отражения с орнаментом облаков и добавляло собственной глубокой синевы. Несколько минут до «большого Солнца», пока еще полутона раскрывают больше очарования природы, чем оно. Мгновения, ради которых, собственно, все и затевается.

 

Эль–Калафате

Фламинго из-под камуфляжа

Эль–Калафате, в противоположность Барилоче и его «открыточному родственнику» Вилья–де–Ангостура, лаконичен, собран и подчеркнуто лишен какой-либо сентиментальности в планировке и архитектуре. Как и полагается «столице ледников» (отсюда начинаются маршруты к самому доступному леднику Перито Морено, его «родственникам», а для ненасмотревшихся на них — в музей   Гласиарий), он демонстрирует «нордический характер». Центральный проспект, несколько улиц от него, парк, мостик без излишеств, подстриженные газоны, четкость линий каждого огороженного двора.

Но такой «камуфляж» не укроет от внимательного путешественника те романтические штрихи, которые могут растопить его холодный имидж: оберегаемых, живущих в парке фламинго, кусты гигантских роз всех оттенков алого и розового на газонах, всевозможные сделанные вручную сувениры для уютного дома в небольших лавочках, скульптуры сказочных и не только героев в стилизованном под библиотеку уличном кафе. Да и тех же довольных откликающихся добротой на доброту собак, дополняющих городской пейзаж.

И конечно — самозабвенно играющих в футбол на любом свободном месте, даже на крошечном кочке земли между домами, мальчишек. Здесь мы впервые увидели такие картинки, без которых невозможно представить эту страну. А «саундтреком» у нас до следующего утра стала чайфовская «Аргентина — Ямайка 5:0» . Да, даже транзитный город может быть в удовольствие. Если захотеть.

 

Междугороднее любопытное

Перемещения между городами (а они у нас были частыми) тоже ни разу не проходили скучно. Просто наблюдая за водителями автобусов, таксистами, сотрудниками аэропорта, пограничниками, можно было узнать то неуловимое, но особо ценное для любопытных путешественников, что вряд ли отметят составители путеводителей.

Где еще услышишь не прекращающийся минут пятнадцать велеречивый монолог водителя такси, который даже можно не переводить? По интонациям понятно, что человек беззастенчиво расхваливает себя. Или песни его коллеги, которыми тот сопровождал всю дорогу, видимо, стремясь к тому, чтобы его пассажиры не теряли времени даром и вблизи знакомились с местной культурой.

Где еще подсмотришь, как стажируют водителей, ведущих автобусы по знаменитой трассе Route 40? Где проедешь на маршрутке, к которой сзади прикреплен прицеп с вещами, всю дорогу гадая, не отцепится ли он и открыта ли граница, при этом спешно доедая съестные припасы, потому что в Чили со своими продуктами не пустят?

Именно на таком транспорте мы передвигались из Эль–Калафате в Чили. Сначала иронизировали, видя в этом транспорте современный вариант то ли лошади с телегой, то ли груженого каравана. Но потом, в дороге, обгоняя и встречая множество таких же, просто наслаждались подобной адаптацией к местному колориту, ведь какая же экспедиция без дегустации местных обычаев?

Где еще узнаешь о таможенных офицерах, которые улыбаются, приветствуя каждого туриста, как родного (при том, что поток их тут нескончаем), а потом пританцовывают и что-то напевают, ставя в паспорта штампы? Где еще, как не во время пути, заметишь детали, говорящие о стране больше, чем десятки газет и рассказов?

Например, на той же таможне меня удивила фотография над входом, в рамке под стеклом: огромная собака бежевого окраса, и подпись — кличка и история о том, как эта собака прожила (или прослужила?) на этой таможне 18 лет.

Пуэрто–Игуасу

Город в треугольнике

Пуэрто–Игуасу мал, но совершенно по-южному роскошен: широкие улицы, рестораны на любой вкус, изобилие пальм и прочей тропической зелени, гирлянды живых цветов вдоль дорожек, круглосуточные звуки джунглей. Что налево пойдешь, что направо — до реки дойдешь. И хотя между берегами чуть более двух километров, идти можно долго, вволю поддаваясь соблазнам то что-то попробовать, то на что-то посмотреть, то просто присесть на диковинную дизайнерскую скамейку и поймать настроение окружающей неги, наполняющей все пространство «столицы туризма», как начертано на местном гербе.

Но какой-то из путей обязательно приведет в точку пересечения трех границ — Аргентины, Бразилии и Парагвая — место, делающее этот городок знаменитым среди путешественников, отмечающих подобные необычные географические знаки.

Непосредственно знак — бело-голубая стела — скромно стоит на набережной, откуда открывается величественная панорама слияния двух мощных рек — Игуасу и Параны и уходящих за горизонт берегов, принадлежащих разным странам (кстати, этот аргентинский вид на приграничье считается самым лучшим). Вечерами здесь многолюдно: только стемнеет, каждый час устраивают лазерные шоу, а желающие запечатлеть себя на фоне стелы толпятся в очереди.

Зато если прийти сюда на рассвете, около половины пятого, можно в одиночестве наблюдать, как наступает новый день сразу в трех странах. Сначала стела выделяется на фоне стены густого тумана, который постепенно поднимается, составляя с открывающимися пейзажами флаги неведомых государств, будто этих трех ему мало: темно-серый с синей речной полосой внизу, светло-серый с сочной полосой леса, «растворяющийся серый» с голубой небесной, изумрудной травяной и уже золотой от солнца водной. И вот перед тобой — новый день нового для тебя мира. Пора отправляться его исследовать!

 

К тем, кто выше Ниагары

Куда? Конечно, за 18 км от Пуэрто–Игуасу, к почти 300 водопадам на реке Игуасу, одному из семи природных чудес света, объекту Всемирного наследия ЮНЕСКО. Где можно долго бродить, всматриваться, вслушиваться, искать ракурсы — и скоро понять, что это одно из таких «неуловимых» мест, великолепие которых можно в полную силу почувствовать только в них самих и недоступно передать ни на фото, ни на видео. И поэтому убрать камеру. Надеть дождевик и по мокрой деревянной дорожке спокойно пойти в сторону, откуда навстречу тебе с визгом и смехом выскакивают счастливые его «необладатели» — такие же туристы. Оставить далеко позади самого экстремального любителя делать фото с риском вымокнуть до нитки и добраться до финальных перил.

И уже не слышать никаких звуков, кроме мощного грохота «оркестра» из потоков водопадов Игуасу, и постепенно различить в нем взбалмошную легкую импровизацию только для тебя, «исполняемую» каплями на звонком брезенте и свободном от него лице. Ловить и медленно скользящие мысли. Понимать, что вот так — настоящее, естественное, твое общение с этим местом.

Выйти из водного вихря и обнаружить, что все клубки туч укатились в джунгли, а в расцвеченный солнцем пейзаж вплетена радуга. Словно природа вдруг поставила перед тобой зеркало, где отразилось твое настроение шестнадцати предыдущих южно-американских дней. И настоящего момента, конечно.

 

Буэнос-Айрес

Традиционный и экзотический

«Буэнос-Айрес — одно из чудес света, о чем знают не все, что неправильно. Искусственный спутник Европы в Латинской Америке, уникальный случай перенесения и сбережения цивилизации Старого Света по другую сторону Атлантики и экватора, Буэнос-Айрес невероятен вдвойне: самый традиционный на всем экзотическом континенте, именно этим он экзотичен». Так писал о столице Аргентины Петр Вайль в столь любимом мной «Гении места». «Удивительный город-спрут, где блеск соседствует с нищетой», — добавлял путешественник Жан Беливо в книге «В поисках себя».

За время путешествия мы четыре раза любовались Буэнос-Айресом в разное время суток во время взлетов и посадок, трижды добирались до аэропортов по нему спящему. И вот, наконец, приехали только ради него самого.

Мечтая о прогулке по не разогретым солнцем улицам и до нашествия туристов, вышла из отеля рано — но попала не в утреннюю прохладу, а в утреннюю духоту: в семь часов уже было плюс 32. Да и малолюдными улицы в это время не оказались: спешащих и на работу, и к достопримечательностям было много.

Правда, люди и погода занимали внимание недолго, настолько необычным оказалось все вокруг. Это было не единое впечатление, а мгновенное перескакивание с детали на деталь, разные, противоречащие друг другу, показывающие себя с щеголеватым вызовом, но по-доброму. Чего стоит только, например, скульптура Дон Кихота на удивленном Росинанте. Или размещенная на постаменте посреди площади огромная голова не то верного Санчо, не то Пантагрюэля, но оказавшаяся прозаично принадлежащей какому-то местному реальному герою.

А потом меня по нему провели — и можно было, не боясь заблудиться среди узких, зажатых между высокими бетонными плоскостями домов улиц, включиться в предлагаемую любопытством игру по поиску тех самых деталей — личных маячков в городском пространстве. Сколько же их обнаружилось только за день!

Несчетное количество часовых башен, кресты с флюгерами на церквях, «парковка» для собак возле супермаркета, скульптуры железных человечков, поддерживающие ветви дерева-гиганта, ворота с филигранной лепниной рядом с домом, из стен которого тянутся стволы, геометрия крыш-террас, помпезный дом-дворец в целый квартал. И неспешные официанты в уличном кафе.

Впрочем, спешить в этом городе не принято. И не хочется… 

Анна Важенина


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 2 (95) Апрель - Май 2017 года


  • Число просмотров: 201

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Двери

Ростелеком

Агентство недвижимости

SibExpo

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть