Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Законопроект

МНЕНИЕ ИЗВЕСТНЫХ ИРКУТЯН

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ САМОЗАНЯТЫХ

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 22 октября
Новости
ТОСЭР В УСТЬ-КУТЕ
Анализ рынка
РОССИЯНЕ СТАЛИ ЧАЩЕ ХОДИТЬ В ФАСТ-ФУД
Каталог
ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Амта

Делобанк

Типография Иркут

Консалтинговые услуги

ПромХимСервис

Курорт

House-Mafia

Корсар

СЭЙВ

Выставка подарки

Архив журнала «Капиталист»

ВЭД

Максим Васильев: СЕРЬЕЗНЫЕ ЗАДАЧИ НУЖНО РЕШАТЬ ПО-СЕРЬЕЗНОМУ

Торговое представительство России открылось в Монголии всего полтора года назад – в начале 2017-го. И уже по итогам того же года был зафиксирован рост товарооборота между нашими странами, причем, сразу в половину. Сопоставляя эти факты, корреспонденту «Капиталиста» удалось в Улан-Баторе понаблюдать за работой российского торгпреда Максима Васильева и задать ему несколько вопросов.

 

Система торговых представительств в нашей стране была создана еще 1923 году. Основная их задача – развитие внешней торговли на территории страны пребывания. Сейчас российские торгпредства действуют в 57 странах мира, а в 1990-е их было около ста.

 

Вообще, в новейшей истории России с системой торговых представительств не все в порядке, поскольку, по оценкам экспертов, есть торгпредства, которые эффективно продвигают российский бизнес – например, в Германии, Франции, Италии, Китае. А есть и другие… 

   

Систему периодически пытаются реформировать, сформировать «новый облик» торговых представительств. Кстати, открытие торгпредства в Монголии – один из результатов реализации очередной реформы. Теперь правительство перенастраивает функции этого института с представительских на ориентацию, в первую очередь, на нужды российских предприятий и продвижение конкретных товаров и крупных сделок.

 

В мае этого года президент России, подписывая указ о структуре нового кабмина, руководство деятельностью торговых представительств РФ за рубежом передал от Минэкономразвития Минпромторгу, что явилось очередным витком реформ. Кстати, имеющим все шансы на успех. По словам главы правительства, «это позволит сконцентрироваться именно на вопросах поддержки экспорта наших промышленных предприятий, нашего технологического экспорта за границей», чем в настоящее время и так занимается Минпромторг.

 

В общем, в последние годы ведется работа по переориентации деятельности торгпредств именно на оказание содействия российскому бизнесу за рубежом, что в сконцентрированном виде наблюдал корреспондент «Капиталиста» в Улан-Баторе.

 

В течение всех дней проведения РМИ – 2018 торгпред Максим Васильев практически постоянно находился среди ее российских участников – оперативно консультировал предпринимателей, давал контакты, советы, как поступить, к кому обратиться, тут же звонил, договаривался о встречах наших бизнесменов с монгольской стороной и обещал в ходе переговоров применить «мягкую силу»…

  

-- Максим Викторович, вот такой режим ручного управления сейчас действительно необходим? Или это просто особенности выхода на монгольский рынок?

 

-- Это режим не ручного управления, это режим интеллектуального управления. Нам поставлены серьезные и конкретные задачи. Если в общем, то повысить товарооборот с Монголией за предстоящие десять лет в десять раз. Причем, сделать это за счет увеличения экспорта высокотехнологичных российских товаров. Серьезные задачи нужно решать по-серьезному. К тому же сейчас идет модернизация торговых представительств. Она направлена на то, чтобы сократить всю эту бюрократию. Живого дела должно быть больше. Будем надеяться, что у нас получится.

 

 

--  Что изменилось за те полтора года, что вы представляете Россию в Монголии?

 

-- Изменилось довольно-таки многое. Преодолена тенденция упадка торгово-экономических отношений между нашими странами. Отрицательный рост наблюдался в 2015 году и даже в 2016-м. В 2017 году, когда в Улан-Баторе появилось торговое представительство, сразу возник экономический рост. Я не связываю два этих события, но, тем не менее, наш товарооборот увеличился на 47% и составил почти $1,4 млрд. Очень резко увеличился экспорт российской продукции в Монголию.

 

Планируем, что в этом году темпы роста продолжат увеличиваться. И мы достигнем, как говорится, исторического максимума – полутора миллиардов долларов взаимного товарооборота, или даже $1,6 млрд. Есть значительные резервы для увеличения экспорта российских товаров.

  

-- Большая часть российского экспорта в Монголию – это нефтепродукты…

 

-- Действительно, сейчас на долю наших нефтепродуктов приходится порядка 62% экспорта. Поэтому моя задача, как торгпреда, сокращать удельный вес продукции минерального происхождения и увеличивать объемы экспорта машинотехнической продукции, сложной техники.

 

Всю сельскохозяйственную технику, которая выставлялась на площади Сухэ-Батора, оценив ее качество, приобрел сейчас министр сельского хозяйства Монголии. Кроме сельхозтехники, будем продвигать продукцию российского авиапрома – тот же «Сухой Суперджет». Есть небольшой, но замечательный проект модернизации известного нашего «кукурузника» АН-2. Здесь, на территории Монголии, этот самолет может быть востребован и не только в народном хозяйстве. Вполне вероятны его поставки в Китай, Вьетнам, Индонезию и другие страны.

 

Есть еще подобные нишевые проекты – развитие поставок нашей автомобильной техники «Лада», УАЗ, ГАЗ – они также находятся в сфере внимания торгпредства.

 

Поставлена задача: опережающими темпами увеличивать экспорт в Монголию высокотехнологичной, несырьевой продукции по сравнению с общим увеличением экспорта России.

  

-- А что же делать с импортом? Его доля в общем товарообороте слишком мала.

 

-- На данное время мы импортируем слишком мало монгольских товаров – порядка 3-5% от взаимного товарооборота. Это, конечно не, соответствует тому глубинному пониманию взаимных преференций, которые должны существовать именно в торговле. Поэтому это один из тезисов, которые руководитель Минпромторга Денис Мантуров здесь озвучил, выступая перед президентом и правительством Монголии. Обязательно нужно увеличивать поставки традиционной монгольской продукции на наш рынок. Это относится к мясу и мясопродуктам. Очень высококачественный кашемир в Монголии, который, как вы знаете, лучший в мире. Продукция из кожи, шести и т.д. Нам нужно искать возможности для роста импорта.

  

-- По вашим оценкам, существуют ли какие-то проблемы мешающие росту взаимной торговли?

 

-- Серьезных проблем нет. У наших стран отношения стратегического партнерства. Монголия для нас – ближайший друг и союзник. Как и Россия для Монголии. Есть пожелания, например, максимально оптимизировать режим пропуска через границу товаров и  пассажиров. Современные реалии того требуют: переход граждан через границу должен занимать не часы, как сейчас, а минуты.

  

-- Наш журнал регулярно пишет о процессе формирования нового торгового коридора из России в Китай через Монголию, повторяющего Великий чайный путь. Это действительно новые возможности для сотрудничества стран, участвующих в проекте. Как бы вы посоветовали иркутским и российским предпринимателям в целом оценивать роль Монголии в этом проекте – как транзитную страну, лишь обеспечивающую движение товаропотока Россия – Китай (как считают некоторые), или же как полноправного партнера, являющегося для российского бизнеса на самом деле воротами на рынки многих стран Юго-Восточной Азии?

 

-- Думаю, что правильно воспринимать как равного партнера, который имеет сравнительные транзитные преимущества. Но Монголия активно взаимодействует не только с Китаем. Я бы рекомендовал нашим бизнесменам, нашим инвесторам обратить внимание на монгольские свободные зоны. Ближайшая к Иркутску – СЗ «Алтанбулаг». Там привилегированные режимы налогообложения, что очень выгодно для размещения там любых производств.

 

И далее: монгольская продукция и продукция, произведенная на территории Монголии, могут беспошлинно экспортироваться в страны Европейского союза и в Японию. Подписаны два таких соглашения, в которых зафиксирована нулевая ставка. Вот вам самый удобный и выгодный путь, как проникнуть на рынки Европы – использовать монгольский фактор.

  

-- Существуют ли какие-то особенности в общении с монгольскими предпринимателями? К чему надо быть готовым, развивая здесь бизнес-контакты? 

 

-- К сожалению, лишь небольшое количество представителей молодого монгольского бизнес-поколения говорит сейчас по-русски. Чего, конечно, не скажешь о старших. Поэтому у меня такая рекомендация ко всем российским бизнесменам, решившим зайти на здешний рынок: в первую очередь, озаботьтесь переводом всех своих материалов, презентаций, концепций на монгольский язык. Это очень важно для того, чтобы комфортно здесь расположить информацию о себе. Это специфическая страна – монголы не будут искать переводчика с русского, чтобы прочитать ваши, может быть, даже выгодные им деловые предложения.

 

Константин Куликов


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 4 (103) Август - Сентябрь 2018 года


  • Число просмотров: 224

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Ангарские рыбные деликатесы

Двери Torex

Ресторан

Недвижимость в Иркутске

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть