Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Законопроект

МНЕНИЕ ИЗВЕСТНЫХ ИРКУТЯН

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ САМОЗАНЯТЫХ

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 22 октября
Новости
ТОСЭР В УСТЬ-КУТЕ
Анализ рынка
РОССИЯНЕ СТАЛИ ЧАЩЕ ХОДИТЬ В ФАСТ-ФУД
Каталог
ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

СЭЙВ

Выставка подарки

House-Mafia

Типография Иркут

Консалтинговые услуги

Корсар

ДЭФО

Делобанк

Аляска магазин одежды

АльтСтройКом

Архив журнала «Капиталист»

Так это было

УЛИЦА, ВЕДУЩАЯ К ЛУГАМ

Эту иркутскую улицу вряд ли можно назвать купеческой, как, например, соседнюю – Троицкую. Но с определенной долей уверенности стоит утверждать, что улица Луговая, о которой историческая рубрика «Капиталиста» расскажет в этом выпуске, самая древняя в Иркутске. И сформировалась она, стоит отметить, естественным путем.

В этом номере продолжаем экскурсию по улицам, с которых Иркутск начинался. Ранее мы прошлись по набережной Ангары (ныне – бульвар Гагарина), затем – по Троицкой (ул. 5-й Армии) и Почтамтской (ул. Степана Разина). Пришла очередь Луговой (ныне – ул. Марата).

 

На рубеже XVII-XVIII веков в Иркутске не было улиц в сегодняшнем их представлении. Посадские люди, обустраивавшие себе жилье за пределами Иркутского острога (место от берега Ангары до нынешнего здания администрации региона), селились небольшими слободами. Они вынуждены были приспосабливаться к существовавшей местности, к остаткам болот, ручьям, которых довольно много было в районе современного центра города, поэтому первые праулицы были кривыми, возникали без какого-то плана.

  

Но Луговую историки считают самой древней в Иркутске. Соседние с ней улицы начали формироваться примерно в одно и то же время – в первой четверти XVIII века. Например, Троицкая – со строительством в 1718 году недалеко от берега Ангары деревянной церкви, по имени которой улица и получила свое название.

  

В НАПРАВЛЕНИИ ВЫПАСА

 

Как рассказывал в одной из своих публичных лекций доктор исторических наук, профессор Иркутского госуниверситета Александр Дулов, точных названий и окончательной конфигурации иркутские улицы не имели вплоть до 1768 года. Но есть некоторые предположения о том, как они менялись.

 

В 1764 году Иркутск стал центром Иркутской губернии, приехал первый губернатор – Карл Львович Фрауендорф, немец по рождению, перешедший на русскую службу и много полезного сделавший здесь. Он и выступил инициатором оформления улиц и их названий. При Фрауендорфе начались работы по планированию города, по выпрямлению хаотично возникших проулков и приданию им черт настоящих улиц.

 

Городской план окончательно был оформлен в 1768 году, уже после смерти первого губернатора. В этом плане зафиксированы 18 улиц и их названия.

 

Каким образом рождались названия первых иркутских улиц? По утверждению профессора Дулова, это происходило естественным образом. Например, шесть названий улиц того времени отображали имена стоящих на них церквей. Это было вполне естественно: если на какой-то улице находится церковь, то улицу удобнее всего назвать ее именем. Несколько улиц связывались со спецификой торговли – Соляная улица, например. Были улицы, названия которых отображали направления. К примеру, Морская, которая вела бы к Байкалу, если бы была продолжена, или Луговая – по ней выгоняли скот на пастбища в те места, где сейчас находятся драмтеатр и стадион «Труд».

 

А скот на привычные пастбища по тому направлению, что через годы станет улицей Луговой, выгоняли и в конце XVII века, и в начале XVIII века. То есть утверждение профессора Дулова верно: улица Луговая – самая древняя в Иркутске, ей более трехсот лет.

 

СОВЕТСКИЕ МЕТАМОРФОЗЫ

 

Свои современные очертания улица Луговая начала принимать в XVIII веке – практически прямая линия, начинавшаяся на берегу Ангары, строго напротив устья Иркута, и через полтора километра упиравшаяся в городскую стену – военное сооружение, состоящее из деревянного палисада.

 

Палисад вкупе со рвом с водой возвели в 1726 году для защиты посадских жителей. Однако через тридцать с небольшим лет необходимость в городской стене отпала. Частокол обветшал, ров осыпался. И в 1760 году укрепление снесли, а на его месте проложили новую улицу – Большую (ныне – ул. Карла Маркса). Так возник современный перекресток улиц Марата и Карла Маркса.

 

Упомянем еще две важные метаморфозы с Луговой. В 1920 году, после более чем 200 лет существования, улица потеряла свое имя. В честь третьей годовщины Октябрьской революции в Иркутске началась первая топонимическая реформа. Решением городских властей более трети исторических топонимов – 70 названий улиц и площадей из 185 имеющихся – были заменены на соответствующие моменту, то есть революционно-агитационные. Так Луговую переименовали в честь французского революционера-якобинца из XVIII века Жан-Поля Марата.

 

А в начале 1930-х улицу подрезали, уменьшив на 300 метров – территорию от берега до улицы Сурикова заняла Иркутская чаеразвесочная фабрика. Крупное и знаменитое в свое время предприятие – в 1950-е годы фабрика выпускала половину всего производимого в СССР чая.

  

Исчезающая старина

  

Сегодняшний портрет улицы Луговой (Марата) сходен портретом соседней улицы – Почтамтской (Степана Разина), о которой «Капиталист» уже рассказывал («Коктейль из трех веков», № 01 (100), март 2018). На древнейшей улице города свои отпечатки оставили практически все архитектурные периоды – от допожарных (до 1879 года) до позднесоветских. Однако в отличие от улицы Степана Разина здесь из старых, сохранившихся в разной степени обветшалости построек второй половины XIX века большая часть – деревянные, а не каменные. Это косвенно подтверждает предположение, что на этой улице жили обычные горожане – не столь обеспеченные, как иркутские купцы. 

 

По мнению некоторых историков, немалая часть деревянных зданий на улице Марата сохранилась потому, что в них до сих пор живут горожане – собственники этой недвижимости. Или жили до недавнего времени. Однако «активные инвесторы» наступают, и старые постройки постепенно расселяются и исчезают – вдруг потеряв свою документально зафиксированную историческую ценность или в силу «случайного пожара».

 

По инициативе иркутского историка Алексея Петрова в городе действует проект «Исчезающий Иркутск», который фиксирует и описывает старинные, заброшенные, но еще существующие дома, спрятанные от глаз горожан в глубине кварталов.

 

Например, «Дом жилой Т.П. Ершовой» постройки конца XIX века на улице Марата, 33.  «…Ставни разбиты, внутри – мусор, сломанная мебель, следы пожара. В подвал, куда ведет старинная железная лестница, не пройти...».

  

ПОТЕРЯВШИЙ ХОЗЯИНА

 

Дом Ершовой указан в приказе службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области от 4 мая 2017 года «Об утверждении предмета охраны исторического поселения город Иркутск». С точки зрения чиновников, дом имеет историко-культурную ценность в составе градостроительного ансамбля – застройки улицы. Такая формулировка возникла из предположения, что улицу Луговую почти не задел крупнейший пожар 1879 года. Тогда огонь остановился в районе улицы 2-й Солдатской (ныне – ул. Лапина), что делает этот памятник архитектуры еще более ценным.

 

В 1882 году это здание у гласного иркутской думы Петра Кузнецова и его супруги Марии купила дочь рабочего Николаевского завода Татьяна Ершова, находившаяся замужем за польским врачом Целестином Цехановским. Дата сделки позволяет предположить, что в 1879 году дом уже был возведен.

 

Известно, что поляк был сослан на вечную каторгу в Сибирь, в Александровский централ. Бескорыстно лечил своих товарищей по несчастью и крестьян ближайших деревень, за что в данной местности к нему относились с уважением и почтением. Целестин Михайлович вышел на поселение в 1882 году вместе с женой, продолжил работать сельским врачом. Через некоторое время Цехановский перевез семью в Иркутск.

  

Цехановский, как ссыльный поляк, не мог иметь недвижимого имущества, поэтому дом записали на имя жены и в документах он значится как «Жилой дом Т.П. Ершовой». В 1908 – 1909 годах в списке владельцев здания указана уже некая Цехановская – по всей видимости, дочь поляка.

  

По данным журналиста Зои Кузнецовой, у супругов Цехановских было семеро детей – три мальчика и четыре девочки. Судьба сыновей трагична – умерли, убиты, расстреляны. Судьба дочерей сложилась более или менее удачно, трое сумели эмигрировать. Потомки Цехановских покинули этот дом до Великой Отечественной войны и с тех пор, как многие частные дома на улице Марата, он потерял душу – свое естество, нутро, и плывет по течению обстоятельств…

  

ИСТОРИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

   

Домов с подобными историями на улице множество – например, усадьба Нарваловой (ул. Марата, 24) или усадьба Бибикова (ул. Марата, 34). Многим из них можно посвящать отдельную публикацию.

  

Есть здесь и деревянные здания с оригинальной планировкой. Дом по ул. Марата, 41, построенный в послепожарный период, примерно в 1880-1890-е годы, – яркий пример сообразительности горожан. В середине XIX века в Иркутске действовал запрет на строительство двухэтажных домов. И иркутяне возводили дома с так называемой антресольной внутренней планировкой, когда часть дома, выходящая на улицу, была одноэтажной, а с невидимой постороннему взгляду стороны – со двора – дом оказывался двухэтажным.

  

Это здание на Марата, 41, строилось значительно позже отмены того запрета, но строители применили антресольную застройку, оказавшуюся выгодной в эксплуатационном и экономическом плане. А в данное время на этом доме, который к тому же является уникальным примером воплощения в иркутском деревянном декоре восточного стиля, завершаются ремонтно-восстановительные работы.  

 

ЦЕНТР ОСВОЕНИЯ АМЕРИКИ

  

И еще упомянем про несколько знаковых зданий на этой улице.

 

На перекрестке улиц Марата и Чкалова (ранее – Луговой и Мыльниковской) находится один из самых старых каменных домов Иркутска. Это дом крупного и влиятельного купца 1-й гильдии Николая Прокопьевича Мыльникова, одного из основателей пушного промысла на Дальнем Востоке и Российско-Американской компании. Его построили в 1791 году, о чем в иркутской летописи есть запись: «Сего лета окончен строением каменный дом иркутского купца Мыльникова».

 

Этот дом повидал многое. Его хозяин был страстным сторонником развития торговли на американском побережье и с Японией, которая в то время была чрезвычайно закрытой страной. Николай Прокопьевич предполагал провести торговый маршрут с Камчатки в Америку через Японские острова. По его мнению, прибыль, вырученная в Японии, покрыла бы издержки от содержания русских поселений на Аляске и Алеутских островах.

 

В Иркутске все переговоры по японской экспедиции, обсуждение японских перспектив иркутского капитала проходили в доме на Луговой (ныне – ул. Марата, 11). Здесь же обсуждали специальный доклад императрице Екатерине II, подписанный графом Александром Воронцовым, в котором высказывалась просьба о поддержке промысловой деятельности иркутян в Тихом океане.

 

В тот период дом Мыльниковых считался неофициальным центром американской промысловой деятельности купцов. Здесь же какое-то время находилась и иркутская контора Российско-Американской компании.

 

Первоначально дом Мыльниковых был одноэтажным, сообщает профессор исторического факультета ИГУ Вадим Шахеров. Около 1840 года его купили для казенных нужд у потомков купеческой семьи Мыльниковых. Некоторое время в нем размещалась казенная палата, затем губернское правление. В 1872 году иркутский купец Михаил Сибиряков устроил в доме приют для стариков и инвалидов. Однако во время знаменитого пожара в 1879 году Сибиряковская богадельня сгорела.

 

При восстановлении здания в 1881 году его надстроили вторым этажом и боковыми пристройками. В 1904-м, во время Русско-японской войны, на верхнем этаже размещался госпиталь. Богадельня просуществовала до начала 1920-х годов. Затем дом поделили на коммунальные квартиры.

 

Сейчас в здании размещаются Вальдорфская школа и областной колледж культуры.

 

РАЙ ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ

 

Еще одно любопытное здание на улице характеризует более позднюю эпоху – советские 1930-е годы. Этот пятиэтажный дом, сданный в эксплуатацию в 1936 году, именуется Домом специалистов (ул. Марата, 29).

 

Феномен «домов специалистов» возник в рамках советской государственной жилищной политики в начале 1932 года. Соответствующее постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) за подписями В. Молотова и И. Сталина предписывало: «…для быстрого улучшения жилищного положения специалистов и ученых, инженеров и техников, беспартийных и партийных, работающих в различных предприятиях, учебных заведениях и учреждениях Союза ССР построить в двухлетний срок, начиная с весны 1932 г. 102 дома с общим числом квартир 11 500».

 

Надо сказать, что власти решили возводить в стране дома с отдельными комфортабельными квартирами в условиях жесточайшего жилищного кризиса, когда вокруг огромные массы населения жили в коммуналках. Часто люди были вынуждены тесниться в комнатах без естественного освещения, жить на кухнях, в ванных, коридорах и чуланах.

 

К примеру, в Иркутске после Гражданской войны, ввиду острой нехватки жилья, семьи горожан, имевших квартиры или дома, власти принялись «уплотнять», подселяя новых жильцов. Уплотнили так, что к началу 1930 года в Иркутске на одного человека в среднем приходилось 3,5 квадратных метра жилой площади.

 

Вот в таких условиях и строились дома специалистов – не для ослабления жилищного кризиса, а в пропагандистских целях – подчеркнуть, что карьеру можно успешно делать не только в партийно-административной сфере, но и в области науки, искусства, техники, культуры, по линии профсоюзной и иной общественной деятельности. Главное, верно понимать цели и задачи советской власти и истово служить им.

  

В УСЛОВИЯХ ОСТРОГО ДЕФИЦИТА

 

Иркутский Дом специалистов, автором проекта которого стал известный городской архитектор Казимир Миталь (1877–1938), строился долго и трудно. Строительство дома, начавшись в 1932 году, практически не сдвинулось с места и весь 1933 год. В местной прессе писали, что «подрядчики только вид делают, что работают на площадке».

 

После очередной смены треста-подрядчика в 1934 году стройка сдвинулась с места. Однако весьма трудно решаемой была общая проблема нехватки строительных материалов. Остро не доставало кирпичей, гвоздей, железа, цемента. Требовалось много пиломатериалов для перекрытий, так как дефицит бетона и отсутствие соответствующих технологий не позволяли устраивать железобетонные перекрытия. Замедляли темпы строительства использование гужевого транспорта, а также низкая производительность ручного труда и постоянная текучка кадров.

 

Достроили дом лишь в декабре 1936 года, на два с половиной года позже запланированного. Любопытно, что из-за острой проблемы с жильем новоселы начали въезжать в него, недостроенный, с конца 1935 года. Это были главный инженер Жилкин, управляющий Горстройтрестом Арсенов и другие.

 

Когда дом сдали официально, иркутские газеты писали: «Дом специалистов строился для научных работников, специалистов высокой квалификации. В него переехали профессора Миротворцев, Одинцов, Кулешов, Попов, Лясс… на днях переедет заслуженный летчик-орденоносец Галышев». Квартиру в этом доме получил и сам автор проекта – архитектор Казимир Миталь.

 

В те годы Г-образный массивный Дом специалистов доминировал на улице в окружении малоэтажных деревянных построек. Сейчас же эта массивность уже так не бросается в глаза. Здание по-прежнему жилое, но живут в нем теперь не «специалисты», а в большей массе обычные иркутяне. На первых этажах размещаются несколько организаций, в том числе и редакция нашего журнала.

  

РАСЦВЕТ ГОСТНИЧНОГО ДЕЛА

  

Ну а в самом конце улицы (однако же это – и самый центр города), возле перекрестка с улицей Карла Маркса, стоит двухэтажное деревянное здание (ул. Марата, 70а), которое в комплексе с соседним таким же деревянным зданием более ста лет назад являлось одной из самых больших и комфортабельных гостиниц Иркутска с красивым названием «Метрополь».

 

Развитие гостиничного дела, увеличение количества меблированных комнат и постоялых дворов в конце XIX и начале XX веков в городах Сибири было связано с возведением Транссиба. Поток железнодорожных инженеров, подрядчиков и строителей требовал все новых мест проживания. Иркутск, как узловой пункт в этом строительстве, не стал исключением.

 

Одной из первых на растущий спрос отреагировала владелица усадебного места на углу Луговой и Юнкерского переулка (ныне – ул. Ярослава Гашека) Агафья Иустиновна Волкова. В феврале 1899 года она обратилась с ходатайством в городскую управу на возведение «дома-особняка и доходного дома». И уже 1 октября 1899 года, пока одноэтажная, гостиница «Метрополь» на 30 номеров приняла первых постояльцев. Первоначально владельцем гостиницы был Николай Павлович Волков.

 

А в феврале 1901 года Волковы получили разрешение на надстрой второго этажа над существующим деревянным домом. И сразу же вслед за этим, в марте того же года, хозяева просили разрешение на возведение «стеклянной на каменных столбах и рельсах галереи» на углу Луговой и Большаковского переулка. С новыми пристроями увеличивалось и количество номеров.

 

Надо сказать, что «Метрополь» опередил своих основных конкурентов по центру города – он заработал раньше «Гранд-отеля» на улице Большой (открыт в 1903 году), «Коммерческого подворья» на Тихвинской (открыто в 1902 году), отеля «Централь» (бывший доходный дом перестроен в 1906–1907 годах).

  

ИЗВОЗЧИКАМ НЕ ВЕРИТЬ

  

Кроме приема постояльцев, в «Метрополе» нередко проводились различные торжества. Например, в ноябре 1901 года – празднование 50-летнего юбилея существования Восточно-Сибирского отдела императорского Русского географического общества.

 

Гостиница и ресторан при ней пользовались большой популярностью, что давало возможность содержателям конкурировать с другими подобными заведениями в городе. Необходимое внимание владельцы уделяли и рекламе своего заведения.

 

«Гостиница «Метрополь» в центре города, против театра, вблизи банков и магазинов. Вновь отделаны и роскошно обставлены к услугам гг. приезжающих 42 номера, семейные квартиры, первоклассный ресторан, превосходная французская, русская и польская кухня, большой и разнообразный выбор русских и иностранных вин, кабинеты в стилях, биллиарды, ванна со всеми удобствами, телефон, везде электрическое освещение, ко всем поездам посылаются омнибусы. Извозчикам не верить, что все номера заняты или ремонтируются. Управляющий Черных» («Спутник пассажира по Сибирским железным дорогам», 1903 год).

 

В июле 1918 года гостиница была реквизирована для нужд военного ведомства. По некоторым сведениям, в «Метрополе» в конце 1919 года проживали члены правительства Колчака, заседавшие по соседству – в здании Русско-Азиатского банка. В 1920 году декретом иркутского губревкома гостиница была муниципализирована и передана в распоряжение губернского коммунального хозяйства. В здании располагались комитет помощи амнистированным и управление коменданта города. Сегодня особняк занимает охранное агентство «Сэйв».

 

Владимир Титов


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 5 (104) Октябрь - Ноябрь 2018 года


  • Число просмотров: 58

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Ангарские рыбные деликатесы

Недвижимость в Иркутске

Байкалов

MoDo

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть