Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Выше голову

ЧТО ПОДОРОЖАЕТ В 2019

ЖКХ, ОСАГО И ТАБАК

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 22 октября
Новости
ТОСЭР В УСТЬ-КУТЕ
Анализ рынка
РОССИЯНЕ СТАЛИ ЧАЩЕ ХОДИТЬ В ФАСТ-ФУД
Каталог
ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Амта

Делобанк

Типография Иркут

Консалтинговые услуги

ПромХимСервис

Курорт

House-Mafia

Корсар

СЭЙВ

Выставка подарки

Архив журнала «Капиталист»

Направление

СПЯЩИЕ ВЕЛИКАНЫ АЛЕУТСКИХ ОСТРОВОВ

Экспедиция "Байкал-Аляска"

В конце августа на Аляске успешно завершилась историко-географическая экспедиция "Байкал-Аляска". Экспедиционеры поставили себе цель: пройти тем маршрутом, который в XVIII веке проложили иркутские купцы, открывая и осваивая Русскую Америку. Цель была успешно достигнута.

Окончание. Начало в прошлом номере (№05 (104), октябрь 2018

 

 Если бы еще лет пять назад кто-то сказал мне, что я отправлюсь в экспедицию по Тихому океану на надувном катамаране (заодно научусь ставить паруса, отличать шверт от гика и буду готовить уху на трехметровых волнах), ни за что бы не поверила. Но два года назад я увидела ролик, начинающийся словами «Как давно ты чувствовал настоящий вкус жизни?». Мое сердце «остановилось, отдышалось немного и снова пошло», - так я узнала об экспедиции «Байкал-Аляска».

 

Уже год она – часть моей жизни: сначала – как одного из организаторов, а после – с размещением в паре пуховок и экспедиционной куртке на носу «Искателя», катамарана океанского класса,  – как участника. И руку протяни – океан, налево посмотри – суровые Алеутские острова, направо – киты. А внутри – ощущение, что эта северная жизнь в таком путешествии – абсолютно мое.

 

Поэтому у моей истории с «Байкал-Аляской» получилось несколько неожиданное продолжение. Хорошее и настоящее.

 

Взаперти в Фолс-Пассе 

 

Как за пять дней чуть не потерять катамаран, съесть три таза самой вкусной на свете малины, пережить почти то, что героиня сказки про «Изумрудный город», ходить по тем же дорогам, что медведи, развлекать себя ведением друг для друга мастер-классов?

 

Теперь это знаем мы – после того, как оказались запертыми мощнейшим штормом в крошечном поселке Фолс-Пасс на Алеутских островах. Эту историю можно было бы назвать «Пять дней, которые изменили экспедицию», учитывая, как произошедшее повлияло на некоторые вещи. Но мы пафос не жалуем, так что называем эти дни просто – «нашим долгим стоянием в Фолс-Пассе».

 

Как компенсацию за вынужденное неудобство морская судьба подарила нам на это время чудесное во всех отношениях место – дом Дэди Николс, всего один из двух, где в том местечке сдают комнаты. Найти радушную Дэди на суровых Алеутских островах нам помогла Анна Верная, руководитель Русского культурного центра на Аляске.

 

Радушие и душевность Дэди и всей ее семьи, как иногда казалось, - именно та сила, которая крепко держит их деревянный дом на земле: порывы ветра иногда были такими, что стены ходили ходуном… Но домик мужественно устоял, а вот лишиться катамарана мы реально могли.

  

Побег «Искателя»

 

Ветер в тот день доходил до 30 метров в секунду, в заливе – частые высокие волны. «Представьте, что сейчас творится в открытом океане», - говорил, глядя в окно, капитан и лидер экспедиции Анатолий Казакевич.

 

«Искателю», пришвартованному возле причала, приходилось справляться с жесткими условиями. Мы ходили к нему по несколько раз в день. Во время очередной проверки обнаружили, что от нагрузки лопнул один из швартовых, заменили его, радуясь, что вовремя. Но больший экстрим ждал дальше – ветер усиливался.

 

-- Друзья, катамаран только на одном швартовом! – возглас вбежавшего хозяина дома застал нас во время ужина.

 

Бросив все, грузимся в машину, мчимся на пирс и обнаруживаем наш катамаран уже в свободном плавании – пока у самого берега. Видимо, «Искатель» решил поискать приключений самостоятельно. Его сносило на острые камни возле моста, о который, при столкновении, могла сломаться и мачта. Счет тогда шел на минуты и на быстроту реакции капитана и старпома.

 

Капитан успел заскочить на борт, экипаж выполнял быстрые команды на берегу. Мигом оценив ситуацию, поспешили на помощь и местные рабочие. Под ливнем с диким ветром они добежали до своих машин и, взяв тросы, подъехали к месту, где команда боролась со штормом за свой катамаран. Несколько веревок, техника сдает назад – и вот уже катамаран на берегу, в безопасности.

 

Промокшие до нитки, но довольные, что все закончилось благополучно, мы отправились ужинать уже с новыми друзьями – помощниками.

 

Когда флейту берет морской волк

 

Если буррито с фасолью, сыром и сметаной подается под игру на флейте настоящего морского волка – капитана видавшего виды рыболовецкого судна, то блюдо приобретает особый вкус. И чувствуешь себя на самом верху гастрономического блаженства.

 

А началось с того, что этот капитан – словно из фильма, приземистый, с седой бородой, трубкой и добрым мудрым взглядом – позвал попить чаю нас, четверку в желтых экспедиционных куртках, сошедших со странного вида судна.

 

Мы только пришвартовались в рыбацком поселке Чигник, только пошли оглядеться – как тут такое приглашение. Конечно, мы его приняли и поднялись на борт, просоленный океанскими волнами, пропахший тоннами выловленной рыбы, отполированный ветрами, с кают-компанией и настоящим морским волком во главе экипажа.

 

Это на самом деле романтика – ужин под флейту в рыбацком поселке посреди диких Алеутских островов, с мятным зеленым чаем, в паре шагов от дороги, по которой медведи гуляют, под усиливающийся за бортом ветер, сгрудивший сюда десятки судов…

 

Чуть позже к нам присоединились двое сезонных работников, один из которых рассказал, что мечтает побывать в Волгограде и Курске, прочитав много книг о Великой Отечественной войне. А еще – привезти из России жену.

 

На наш вопрос, чем его привлекают русские девушки, ответил, что стройностью, красотой и отсутствием агрессивного феминизма.

 

Поблагодарив капитана, спросили, может ли он подарить для музея «Байкал-Аляски» что-то связанное с рыболовным промыслом? Посовещавшись, всей командой они решили передать в музей рыболовный крючок, на который в этом сезоне поймали сотни палтусов и камбал.

  

В жизни каждого есть русский родственник

 

Вообще же, здесь живут просто, встречают искренне, рассказывают много. Видя нас в порту и деревеньке, приглашают в каждый рыбацкий домик или на судно, усаживают за стол, угощают рыбой и местными блюдами: «На надувном катамаране? Из Сибири? Да вы сумасшедшие!».

 

Узнав, что мы идем из России, каждый местный начинает свою историю о том, как он связан с нашей страной. Удивительно, но так происходит здесь везде, где бы мы ни оказались.

 

В жизни каждого тут – капитана судна, который пригласил выйти с ним проверить сеть, смотрителя порта, работника баржи – обязательно есть или русский родственник, или что-то, из-за чего он приветливо оживляется, услышав о нашей стране.

 

-- Как вас зовут?

 

-- Миша!

 

-- А здесь – значит, Майкл?

 

-- Да нет же, Миша, да, так по-русски и зовут.

 

19 августа, отправившись за продуктами, мы узнали, что успели как раз к завершению большой распродажи – 20 августа все магазины в Чигнике закрываются. Это событие означает конец лета и всего рыболовного сезона. После начинаются заморозки, погода портится, шторма становятся все сокрушительнее.

 

Выслушав эту информацию, прикинули, сколько нам еще идти, и дружно повернули головы в сторону своего капитана. «Будем ориентироваться по прогнозу погоды, как всегда. Шторма так же пережидать, сколько потребуется. Все, как обычно». Спокойная рассудительность капитана передалась и команде «Искателя», и уверенность в том, что прорвемся, устояла перед тревожной «местной сводкой».

 

Тем временем и до нашей бухты стало долетать эхо шторма, который расходился в Тихом океане и от которого в эту бухточку попрятались все корабли, что были поблизости. Капитаны говорили, что ожидается ветер 40 узлов, волны до пяти-семи метров. Непогода бушевала всю ночь, выла, свистела, изощрялась на все лады, но в палатке «Искателя» все это воспринималось, словно колыбельная. И даже радовало: раз завтра рано не выходим, значит, можно выспаться.

Самый громкий завтрак

 

«Что-то не так», -- эта мысль, как сигнал обострившегося здесь, в Тихом океане, шестого чувства, разбудила мгновенно. Открыла глаза и прислушалась. Катамаран, всю ночь «недремлющий» хоть на не много, но волнующейся поверхности, был неподвижен. Спальники рядом тоже зашевелились. Еще несколько секунд и мы были на палубе.

 

Отлив. Окружающий мир с вечера поменялся кардинально: вода была теперь далеко позади, а дно бухты, переходящее в берег, - рядом. Чайки, накануне занимавшиеся вокруг нас фигурным катанием на волнах, сейчас передвигались перебежками, завтракая находками из обнажившегося ила. Медведи, которых мы видели вчера на берегу в бинокль, тоже, наверное, завтракали – где-то подальше в своих укромных местах – мы очень на это наделялись.

 

Но все же подстраховались: такого громкого приготовления утреннего кофе у нас еще не было – со стуком ковша для воды о бидон, чайника – о плитку, кружек – о  стол, ведер – о палубу и вдобавок всевозможных инструментов – по металлическим деталям. Медведи в гости нам были не нужны.

 

Тем временем – только-только рассветным, безветренным и ясным – вокруг на небе происходило то, что скоро заставило забыть и о кофе, и о начавшемся долгожданном приливе, и о моторах с болтами. Поднимающееся над Алеутскими островами солнце играло со скопившимися лентикулярными облаками, превращая их в стаю фантастически окрашенных летающих тарелок, а «обыкновенные» облака – в разлетающиеся перья неведомой райской птицы.

 

Рифы возвышались над водой, как фигуры для странной игры, ходить в каждой партии которой можно было только вслед за крадущимися по воде лучами.

 

И тут катамаран вздрогнул – и привычно закачался на приливных волнах, удерживаемый только якорем (да-да, тем самым, который мы потом привезли домой). Можно было выходить – и проверить, какую игру придумает этот рассвет с парусами «Искателя».

 

Серфинг на Алеутах

 

Алеутские острова высовываются из воды то в виде голов причудливых животных, то будто разлегшихся в Тихом океане, как в джакузи, великанов. Их много и все они прекрасны.

 

Вроде бы идешь в тумане, смирившись, что фотографировать особо не получится – все сквозь дымку. И тут вдруг перед тобой он – дракон, неведомый зверь или остров-замок. И ты хватаешь камеру, включаясь в игру, которую тебе предлагает Тихий океан: разгляди сквозь туманное окошко удивительной формы остров. Сосредотачиваешься, ловишь азарт – и обнаруживаешь, что здесь с одной стороны – мшистые скалы сложной природной архитектуры, с другой – макушки будто каких-то подводных городов.

 

День переставал быть томным. Волны с грохотом разбивались об острые скалы справа и слева по курсу. Капитан вел «Искатель» между ними. Стоило только пройти между одними рифами, как поджидали следующие. Они стали добавлением к особенным погодным условиям, в которых мы нынче двигались.

 

Миновав опасные участки, мы промчались 100 км, свернули в новую бухту – и оказались… в яслях. Каланьих. Вокруг, закрытые от ветра и волн, словно в малой чаше бассейна, плавали мамы с детенышами – мы  насчитали их более десятка. Трогательно и бережно заботясь о малышах, каланы неспешно пересекали бухту.

 

Сразу подумалось, что они могут покуситься на надувные баллоны нашего катамарана, и планировали даже установить ночные дежурства для защиты плавсредства. Но потом, во время ужина и долгих традиционных разговоров наблюдая за этими животными, поняли, что они всецело поглощены семейными заботами.

 

Радость – увидеть елки

 

А потом мы увидели деревья. Много-много деревьев. Скажете, что же удивительного? А представьте, что до этого долго видели только воду, а на суше  - болота, редкие кустарники и тундру.

 

Деревьями нас обрадовал Кадьяк – большой остров в южной части Аляски. И деревьями были ели – высокие и узкие, как наконечники стрел. Принцип их «расселения» оказался причудливым: небольшими группками то там, то тут, или волнами, орнаментами. И так – по всем склонам. 

 

А когда до поворота к порту оставалось совсем чуть-чуть, рядом с нами выпустил фонтан кит. И хотя мы уже, казалось, вдоволь насмотрелись их, все равно развернулись и на самом малом ходу последовали за ним. Наблюдать за китами – это надоесть не может.

 

В порту Кадьяка, удобном и ухоженном, пришвартовались уже в сумерках. На следующий день у нас были большие планы в этом одном из самых русских мест Америки.

 

Потомки русских мореплавателей-первооткрывателей здесь говорят по-английски, но хранят старинные русские традиции, имена, обычаи, праздники. И воспоминания. Знают истории своих семей, с любовью их рассказывают. И душевно встречают приезжающих из России. Архивариус здешней семинарии Дарья позаботилась о том, чтобы познакомить нас с удивительными жителями города. Некоторые пришли к нам на катамаран, к другим отправились в гости мы сами.

 

Флаг с картой экспедиции пополнился в Кадьяке подписями Нины Ивановны Измайловой, потомка шкипера судна «Три святителя», и Сары Нельсон, директора музея первого главного правителя русских поселений в Америке Александра Баранова (кстати, расположенного в самом старом русском здании в Штатах). 

 

ФИНИШ В ХОМЕРЕ

 

Длинный ночной переход до финальной точки маршрута экспедиции – такое решение принял капитан «Искателя» после сообщения о том, что в район нашего нахождения движется непогода. Экипаж воспринял такую морскую романтику с энтузиазмом, тем более, в четвертом этапе ночью мы на катамаране не передвигались.

 

Разбившись на вахты по два часа, поставили стаксель и при свете полной Луны взяли курс на порт Хомер. Ветер усиливался, наваливался туман, но каждый вахтенный уверенно помогал продвигаться к цели.

 

Хомер встретил невероятным оранжевым рассветом и холодом. Полавировав среди яхт на причале, пришвартовались и пошли к дежурному порта, наверное, тридцатому или около того на нашем маршруте (как сказал капитан, после двадцатого он потерял точный счет портам). Удивившись необычному судну и необычным гостям, он поздравил нас с завершением большого пути и пожелал удачи в будущем.

 

А мы – сделали генеральную уборку катамарана и отправились в Анкоридж, где была запланирована большая программа. А потом – путь домой, но уже на самолете.

 

О чем я думала в тот момент? О том, что хотела бы идти на «Искателе» и дальше.

Анна Важенина


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 6 (105) Ноябрь - Декабрь 2018 года


  • Число просмотров: 36

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Ангарские рыбные деликатесы

Двери Torex

Ресторан

Недвижимость в Иркутске

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть