Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

Ритейл

НДС МОГУТ УБРАТЬ, ЕСЛИ ПРОСРОЧКУ ОТДАДУТ БЕСПЛАТНО

ЕДА ДЛЯ МАЛОИМУЩИХ

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 23 августа
Анализ рынка
В РЕГИОНАХ РАСТЕТ СПРОС НА СКЛАДЫ
Кадры
ОДИН ПРИВИТЫЙ -- ДВУХ НЕПРИВИТЫХ ЗАМЕНЯЕТ!

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Комбинат Волна

Графика +

АльтСтройКом

Дезирс

ТеплоЛайт

Архив журнала «Капиталист»

Бизнес

Частный лес

Новый бизнес в России

В целом, это сенсация, хотя некоторые собеседники «Капиталиста» назвали произошедшее слегка по-другому: «абсолютная революция». Хорошая новость, к сожалению, затерялась в опять нарастающем потоке псевдоновостей о пандемии коронавируса. Однако пройти мимо нее невозможно: леса в нашей стране впервые обретут частных собственников. О такой возможности говорится в правительственном постановлении, которое, наконец, разрешает использовать и продавать лес, выросший на сельхозземлях. Впервые в нашей истории собственники сельхозземель получат право выращивать на них лес и реализовывать древесину в коммерческих целях. 21 сентября 2020 года это постановление №1509 подписал премьер-министр Михаил Мишустин.

Это действительно новый бизнес с весьма заметным оборотом, поскольку, по данным российского подразделения Всемирного фонда дикой природы (WWF), до 10% бывших полей и выпасов сейчас не востребованы и продолжают стихийно зарастать деревьями. В стране общий объем лесного фонда около 800 млн гектаров. И еще порядка 60 миллионов – это стихийные леса, выросшие на заброшенных сельхозземлях. Да, речь может идти примерно о десятой части всех лесных массивов России.

 

Если говорить только о Сибири, то в СФО сейчас не используется более 4 млн га пашни, половину которой еще можно вернуть в сельхозоборот. Но вот другую половину… Среди регионов с наибольшими площадями неиспользуемых земель Минсельхоз РФ называет Красноярский край, где 400 тыс. га не используется, затем нашу Иркутскую область, а также Новосибирскую и Омскую области. То есть фактически в нашем регионе для желающих заняться разведением частного леса поле непаханое – и это не только каламбур, но и факт.

 

А вообще, цифры по заброшенным, залежным, вышедшим из сельхозоборота землям у нас в стране самые разные. К примеру, проведенная в 2016 году сельскохозяйственная перепись показала, что общая площадь неиспользуемых сельхозугодий в России составляла 97,2 млн га или 44% всех сельскохозяйственных угодии страны. Причем, предыдущая оценка была занижена в 2,5 раза. Перепись выявила огромные площади, которые по официальной статистике Росреестра числятся пашней, а на деле давно не пашутся и стали залежью. Так, сельхозорганизации не используют 31% закрепленной за ними земли, хозяйства населения -- более 80%.

 

Кстати, в Иркутской области уже несколько лет действует программа, поддерживающая ввод в оборот залежных земель. Благодаря ей с 2017 года местные сельхозпроизводители вернули в оборот более 90 тысяч гектаров пашни. Но это немного, если считать от имеющихся залежей.

ЧАСТНЫЙ ЛЕС – ЭТО…

Частные леса давно существуют в ряде лесистых стран. К примеру, в Швеции в частной собственности 76% лесного фонда, в Норвегии – 86%, в Японии – 59%. Самый популярный пример – Финляндия. Там лесом покрыто более 70% всей территории, и к частным лесам относится 68% лесного фонда. Если сравнивать с Россией, то запасы леса в стране почти в 80 раз меньше, чем у нас. Однако прибыль по отдельным продуктам лесопереработки значительно превышает российскую – например, по экспорту лесобумажной продукции.

 

Одна из причин: финны успешно занимаются углубленной переработкой древесины, а мы продолжаем гнать за рубеж кругляк. И это -- одно из важных объяснений, но не единственное. Еще одно составляющее успеха – леса в Финляндии, можно сказать, в идеальном состоянии. А все оттого, что значительные площади финских лесов находятся в частном владении. В стране с пятимиллионным населением около 500 тысяч частных лесовладельцев. Вот уж точно: лес в Финляндии принадлежит народу.

 

Составить портрет среднестатистического финского лесовладельца довольно сложно. По сути, владеть лесом может кто угодно. Кому-то он достался в наследство от родителей, кто-то купил его за собственные средства. Примечательно, что приобрести участок леса в Финляндии может даже иностранец: один гектар стоит около 2000 евро.

 

Что делают финские лесовладельцы? Они управляют своими лесами, выполняя функцию своего рода менеджеров и организовывая в них работу подрядных организаций. В частных лесах древесина продается в основном на корню, поэтому заготовкой занимается покупатель древесины. Если наступило время рубок, лесовладелец может обратиться и к услугам лесоперерабатывающих предприятий. Помощь лесовладельцам также оказывают несколько десятков лесоводческих ассоциаций – как информационными услугами, так и непосредственно организацией работ.

 

До 80% от общего объема финской древесины заготавливается именно в частных лесах. Действующая система с преимущественной долей частных лесов в условиях Финляндии позволяет обеспечивать хорошее управление ими, а также развивать частный бизнес в лесной сфере.

Собственный лес: и себе, и людям

«Мне хотелось бы рассказать о том, какой я вижу необходимую и возможную деятельность в области частного лесоводства. Постараюсь сделать это так, чтобы в ней все было понятно как потенциальному частному лесоводу-лесовладельцу, так и бизнесмену-инвестору «со стороны». Люди, как минимум, должны понять, что посадить и сохранить лес в десятки раз выгоднее, чем бездумно истреблять; здесь целое дороже суммы частей за счет рекреационного и неистощительного природопользования. Как максимум, я был бы счастлив, если бы нашлись те, кто, поддержав мою идею, на законных основаниях посадили и вырастили пару-тройку сотен гектаров леса -- для себя и для России».

 

Это отрывок из письма одного из читателей отраслевого журнала «ЛесПромИнформ». Люди, близкие к теме, утверждают: о том, что леса могут быть частными, и от этого масса плюсов для экономики страны, в России говорят с начала 2000-х.

 

К этому же неоднократно призывали и экологи. Их оценка общей площади территорий, нуждающихся в таком регулировании, близка к выше приведенной -- около 100 млн га. Это как раз те сельхозугодья, которые, не используясь по назначению годами, зарастают лесом. Заниматься ими просто некому -- когда-то принадлежавшие развалившемуся колхозу, они остались стоять без дела. Фермеры на них не пришли, коттеджные поселки не появились. Природа пустоты не любит, и эти площади начали самосевом осваивать в лучшем случае березы и осины, в худшем -- борщевик.

 

Но согласно всем документам на этих участках не должно быть лесных массивов. И правового статуса у этих лесов нет: возможность на законных основаниях вести в них продуктивное лесное хозяйство отсутствует, а охрана от пожаров, вредителей, болезней и лесонарушений законодательством не предусматривается. При этом собственники участков за сам факт существования на их землях таких лесов (использование участка не по целевому назначению) могут быть подвергнуты штрафу до 700 тыс. рублей, а также принудительному изъятию территорий. Чтобы избежать проблем, владельцы земель выжигают растительность, что часто приводит к пожарам.

Еще одна госмонополия нарушена

Принять документ о статусе лесов на заброшенных землях президент РФ Владимир Путин поручал еще в 2013 году, отмечает «Коммерсант». Но только в прошлом году правительство заявило о том, что готово рассмотреть возможность введения частной собственности на лес. Как заявил тогда глава Минпромторга Денис Мантуров, в этом есть интерес для государства.

 

-- Для государства это определенные гарантии того, что собственник будет заботиться о том участке, который приобрел. Если на участке произошел пожар, то это ущерб в первую очередь для собственника. Поэтому он будет точно контролировать свой участок, следить, чтобы он был в надлежащем порядке, -- сказал тогда глава Минпромторга РФ.

 

Своя позиция имелась у Минприроды, сообщает «Коммерсант». Ведомство допускало использование леса на сельхозземлях только до момента решения их дальнейшей судьбы: лес можно вырубить, вернув территории в сельскохозяйственный оборот, либо перевести участок в государственный лесной фонд. В Минэкономики такой подход критиковали: изъятие участков у собственников, говорили там, затруднит реализацию прав и свобод граждан, а также приведет к дополнительным расходам бюджетной системы и предпринимателей.

 

В итоге принятый в сентябре правительственный документ отдает решение этого вопроса на усмотрение собственника земли. Таким образом, впервые нарушена монополия государства на лесовыращивание. Конечно, лес на землях поселений и сейчас может быть частным, однако его объемы минимальны и нет возможности реализовать древесину в промышленных масштабах.

 

Теперь в течение двух лет со дня вступления постановления в силу или со дня регистрации права на участок собственники могут направить уведомление, каким образом намерены использовать лес, в региональный минсельхоз, Россельхознадзор и Росреестр. В этом случае правило о признании сельхозземли используемой не по назначению (50% территории заросло лесом) действовать не будет.

 

Собственники должны соблюдать правила пожарной и санитарной безопасности, а также правила ухода за лесами, говорится в правительственном документе. При этом им не надо составлять проекты освоения лесов, подавать лесную декларацию, а также предоставлять отчеты об использовании, охране, защите и о воспроизводстве лесов. Учет, маркировка, транспортировка и декларирование сделок с древесиной собственники земель должны осуществлять «в соответствии с требованиями лесного законодательства РФ».

УСТРОИТЬ ПЛАНТАЦИЮ

-- У меня недалеко от дома продают заросшее березняком поле в 11 гектаров за 200 тысяч рублей, -- в интервью «Российской газете» делится своими наблюдениями координатор проектов по лесам высокой природоохранной ценности WWF России Константин Кобяков. -- Причем там уже вполне себе приличные деревья -- на глаз по 150 кубометров древесины на дрова на каждом гектаре. Один кубометр березовых дров в наших местах стоит в районе 2,5 тыс. рублей. То есть, вырубив один гектар, можно продать древесины на 375 тысяч рублей -- это уже больше, чем стоит весь участок. Если же выкосить все под ноль, можно будет выручить больше четырех миллионов рублей.

 

Причем есть отдельные участки, где уже выросла деловая древесина, добавляет Кобяков. Там и цены другие, и масштабы. На них уже давно засматривались и небольшие компании, и крупный бизнес: в местах традиционной заготовки леса, на севере, запасы иссякают, и получить доступ к этим стихийно заросшим деревьями участкам хотелось бы многим. Однако до сих пор легальной возможности добывать древесину, выросшую на сельхозземлях, не было. Но теперь правительство ее предоставило.

 

-- По-хорошему, придя на такой участок, надо сначала провести рубку-уход, -- объясняет Кобяков. -- Серьезно проредить деревья, оставив только наиболее перспективные. Это уже позволит на дровах отбить первоначальные вложения. Затем, лет через 10-15, там можно будет рубить деловую древесину, например, фанерный кряж. И потом думать, что сажать взамен. Осины быстрее растут, ели -- главный деловой материал. А дубы растут долго, но эта древесина самая ценная. По сути, частный лес на сельхозземле становится плантацией. По этому же пути пошли страны Скандинавии. Теперь сможем повторить его и мы...

НОВАЯ ОСЬ ДЛЯ МЕСТНОЙ ЭКОНОМИКИ

Иркутская область на 92% покрыта лесом, земли лесного фонда занимают 69,4 млн га. Площадь лесов, приходящихся на одного жителя региона, в четыре раза больше, чем в целом по России. Регион – лидер по объемам заготовки древесины. Ежегодно у нас на аренду лесных участков для заготовки древесины предпринимателями заключается до 3,8 тыс. договоров. С такими исходными данными появление в регионе частных лесов или плантаций как-то может повлиять на весь рынок? Или хотя стать на нем сколько-то заметным?

 

-- Иркутская область немного выиграет от принятого постановления, потому что мы – крупнейший в мире лесной регион с хвойной древесиной, -- в интервью «Капиталисту» говорит Сергей Беспалов, иркутский предприниматель, не первый год интересующийся темой частных лесов. -- Но важно понимать: экономика традиционного лесопользования все время ухудшается, растет плечо вывозки и тарифы железной дороги. Плантации на юге области будут вполне прибыльными, особенно если повысится тариф на электричество и возникнет рынок топливной древесины. В целом же, впервые за последнюю примерно тысячу лет земля в центральной России будет чего-то стоить. Предположу, что сейчас начнется массовая скупка сельхозземли в Вологде, Ленинградской области, Твери, Ярославле, Рязани, Владимире и Смоленске. Хотя самым крутым этот бизнес будет во Владивостоке и окрестностях. Объем этого бизнеса оценю примерно так: даже если в новый оборот вовлекут 10 млн гектаров, то есть малую часть заброшенных в стране земель, и стоить это будет по 300 евро за га, то объем этого рынка в России достигнет трех миллиардов евро. Причем цена в 300 евро за гектар -- это в три-семь раз дешевле, чем в Финляндии.

 

Особый эффект для местной экономики от существования частных лесных владений, по мнению Сергея Беспалова, в том, что в этом случае возникает местная экономика вокруг оси «плантация – лесопилка – мебельное производство – целлюлоза – химия». Например, российские акционеры группы «Илим» купили лесопильный бизнес в Германии – заводы в Гамбурге и Мюнхене. Там они производят больше пиломатериалов, чем принадлежащий им же лесопильный завод в Усть-Илимске. Практически весь используемый на этих немецких заводах лес выращивают на плантациях.

 

Интерес иркутских предпринимателей к новой возможности, данной сентябрьским постановлением правительства РФ, уже формируется, утверждает Беспалов.

 

-- Это логично: живя в лесу, иметь интересы в лесных бизнесах. Я, например, ищу в открывающейся сфере возможности для малого бизнеса. Лично провожу переговоры минимум с пятью знакомыми из лесного бизнеса. Один из них «на пробу» берет 100 га земли под плантацию. Важно еще отметить, что такой бизнес -- для людей с разными капиталами и финансовыми возможностями. У кого-то будет 10 га собственного леса и это – хорошая добавка к будущей пенсии. А у кого-то будет 100-500 га – здесь надо говорить о бизнесе, который каждый год будет формировать выручку. В любом случае главный принцип – древесина прирастает, на нее всегда есть спрос. И он всегда остается.

 

Василий Потемкин


"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 4 (115) Декабрь 2020 - Январь 2021 2020 года


  • Число просмотров: 462

 

Еще статьи в этой рубрике

Архив журнала

Рейтинг статей

Yamaguchi

Сэйв

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть