Свежий номер «Капиталиста»

В центре внимания

С 1 апреля!

ВЕСЕННИЕ НОВОВВЕДЕНИЯ

ЗАКОНЫ В СИЛЕ

 

Свежий номер «Капитала»

В продаже с 10 марта
Ритейл
ЧТО ЖДЕТ МАГАЗИНЫ: 8 ТРЕНДОВ 2021
Анализ рынка
МАШИНА МЕЧТЫ МУЖЧИНЫ

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

сайт органов местного самоуправления

Комбинат Волна

Stihl

Графика +

АльтСтройКом

Эксклюзив

Тракстоп

ТеплоЛайт

Иркутские Конвейерные Системы

Новости

Как работает мораторий на банкротство в условиях пандемии коронавируса

28 апреля 2020 года

“Ъ” изучил первые судебные акты, связанные с применением моратория на банкротство, введенного с 4 апреля. Чаще всего сейчас иммунитет от несостоятельности применяется в сфере общепита. В большинстве дел суды сами проверяют, включена ли компания в мораторный список, но есть и примеры переложения этой задачи на кредиторов — им предписывается доказать отсутствие запрета на банкротство конкретного должника. По мнению юристов, это бремя должны нести суды, а практика по новым нормам свидетельствует об общей проблеме с мотивировкой российских судебных решений.

 

“Ъ” проанализировал акты арбитражных судов, вынесенные с 6 по 24 апреля, чтобы понять, как заработал введенный с 4 апреля в России мораторий, дающий компаниям, включенным в перечень правительства, полугодовой иммунитет от их банкротства по инициативе кредиторов. Выяснилось, что суды по-разному подходят к решению вопроса об инициировании банкротства и о проверке обстоятельств, влияющих на возможность признания должника несостоятельным.

Позиция судов

В большинстве случаев суды самостоятельно проверяли, попадает ли должник под мораторий. Так, арбитражные суды Москвы и Санкт-Петербурга, Иркутской, Липецкой, Ростовской, Свердловской, Тюменской, Тамбовской областей, Хабаровского края возвращали кредиторам заявления о несостоятельности компаний с мотивировкой о том, что «должнику предоставлена мера поддержки в виде моратория на банкротство». В подтверждение в судебном определении приводилась ссылка на то, что должник фигурирует в списке на сайте ФНС (сервис по проверке подмораторных должников), либо указывалось на вид деятельности из перечня кодов ОКВЭД, дающих право на мораторий, либо и то и другое.

 

В ряде случаев суды сочли, что для попадания под мораторий вид деятельности должен быть у должника основным.

 

Для некоторых оказалось достаточным в принципе его наличия среди всех ОКВЭД компании, пусть и дополнительных. Если кредитор подал на банкротство должника до 4 апреля, но к моменту судебного заседания мораторий уже был введен, суды также возвращали заявления со ссылкой на п. 2 ст. 9.1 закона «О банкротстве».

 

По итогам первых недель применения моратория чаще всего банкротства удалось избежать предприятиям из сферы общепита (деятельность ресторанов и услуг по доставке продуктов питания, код ОКВЭД 56.10). Среди прочих успешно защитившихся должников — турагентства, компании, занимающиеся перевозками автомобильным грузовым или пассажирским сухопутным транспортом, организацией развлечений, физкультурно-оздоровительной деятельностью и др. Из крупных компаний в числе «спасенных» оказались Тамбовский пороховой завод, имеющий статус градообразующего предприятия, и сеть кафе быстрого обслуживания ООО «Гуд Фуд».

 

Есть примеры и менее обоснованных решений. Так, Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики 10 апреля вернул два заявления ФНС, добивавшейся банкротства ООО «Аушигер» и МУП «Объединение общежитий», со ссылкой на мораторий, но без объяснения, какое отношение к нему имеют должники (впоследствии оба акта были маркированы как недействительные и удалены из карточки дела, а банкротным делам дан ход). Тот же суд отказался банкротить Руслана Тубаева по заявлению Сбербанка, хотя мораторий на физлиц не распространяется, а о наличии статуса ИП у должника в решении не сказано.

 

Есть и уникальные случаи. Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа—Югры 17 апреля предписал ФНС (пытается обанкротить «Казымский Рыбкооп») уточнить свою позицию с учетом поручений премьера Михаила Мишустина от 18 марта по введению моратория. Гендиректор юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов считает, что здесь суд имел в виду поручение правительства РФ к ФНС России, госкорпорациям и федеральным органам исполнительной власти не банкротить до 1 мая тех, кто имеет задолженность перед ними. «Получается, что ФНС нарушила это поручение,— указывает юрист.— Вместе с тем законом не предусмотрены последствия для таких случаев».

 

“Ъ” обнаружил около десяти случаев, где суды крайне осторожно отнеслись к новым нормам и решили переложить ответственность на кредиторов. Заявления оставлены без движения с указанием кредитору, среди прочего, представить доказательства того, что мораторий не распространяется на должника, или «нормативно-правовое обоснование возможности обращения в суд с заявлением о банкротстве в период моратория». 

 

При банкротстве должников не из списка судьи обязательно объясняют, почему те не попадают под мораторий. Так, 21 апреля Арбитражный суд Брянской области возбудил банкротное дело в отношении ЗАО «СУ-Энергогрупп» (Брянск) по инициативе ВТБ, отметив, что должник не входит в список стратегических или системообразующих предприятий, а основным видом деятельности является строительство жилых и нежилых зданий (ОКВЭД 41.20), в связи с чем мораторий на него не распространяется. Аналогичным образом суд принял к производству заявление о банкротстве ООО «Простой мир», который занимается разработкой компьютерного программного обеспечения (код ОКВЭД 62.01). Банкротят и ликвидируемых должников, не включенных в мораторный список, среди них, например, хабаровские предприятия ООО «Оконное производство» и ООО «Стальной прокат».

Мнение юристов

Юристы полагают, что проверять наличие должника в списке должны суды. «По общему правилу отрицательные факты не доказываются лицом, которое ссылается на них. Поэтому кредитор не обязан доказывать, что должник не включен в список мораторных компаний»,— говорит партнер Saveliev, Batanov & Partners Радик Лотфуллин. «Большинство судов правильно берет на себя бремя проверки статуса компании с точки зрения распространения на нее моратория», тем более что перечни «подмораторных» компаний открыты, включая сервис на сайте ФНС, считает и партнер «Пепеляев групп» Юлия Литовцева. Павел Герасимов добавляет, что даже если кредитор принесет доказательства об отсутствии должника в мораторном списке, «суд все равно должен будет сам проверить этот факт, а не исходить лишь из доказательств, представленных заявителем».

 

Тем не менее юристы советуют кредиторам прикладывать к заявлению о банкротстве должника скриншот результатов электронной проверки компании на предмет отсутствия ее в мораторном перечне, а также приводить анализ по коду ОКВЭД. Должникам же стоит уведомить контрагентов о попадании под мораторий и незамедлительно реагировать на появление в картотеке арбитражных дел информации о поданных к ним заявлениях, информируя суд о наличии у себя подмораторного статуса, добавляет госпожа Литовцева.

 

Коммерсант

 

Другие новости

2021

2020

2019

2018

2017

2016

2015

2014

2013

2012

2011

2010

2009

2008

2007

2006

ЖБИ-ТрансТрой

Yamaguchi

Сэйв

 
Рейтинг@Mail.ru
О нас
рекламные издания
деловая пресса
оказание рекламных услуг
журналы иркутска
рекламные сми
журналы сибири
деловые сми
рекламная полиграфия
стоимость рекламы в журнале

Журнал капитал
журнал капитал
рекламный каталог
журнал товары и цены
торговый журнал
товары и цены каталог
товары в иркутске
рекламно информационные издания
рекламный журнал

Журнал капиталист
бизнес журнал
бизнес издания
деловые издания
деловой журнал

Размещение рекламы
размещение рекламы в журнале
региональная реклама
реклама в печатных сми
реклама в печатных изданиях
реклама в регионах
реклама в иркутске
реклама в журналах и газетах
реклама в журналах
закрыть